По какой экспертизе (судебной или независимой)выносят приговор о сумме выплат?

7 процессуальных ошибок при назначении судебной экспертизы

По какой экспертизе (судебной или независимой)выносят приговор о сумме выплат?

Андрей Комиссаров

Руководитель коллегии адвокатов “Комиссаров и партнеры”, адвокат (адвокатская палата Санкт-Петербурга)

специально для ГАРАНТ.РУ

Заключение эксперта – один из источников сведений, на основании которых суд устанавливает факты, имеющие существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Как и любое другое доказательство, оно будет иметь юридическую силу при условии, что получено с соблюдением закона.

В этой колонке я рассмотрю ошибки, которые допускаются судом при назначении экспертизы в гражданском процессе и возможности их предупреждения во избежание затягивания сроков для рассмотрения дела, признания заключения эксперта недопустимым доказательством, а также увеличения расходов по делу.

 

Порядок назначения экспертизы

Процедура назначения экспертизы в гражданском процессе регламентируется ст. 79-80 Гражданского процессуального кодекса.

Назначение судебной экспертизы осуществляется судом по собственной инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в процессе. В ряде дел, таких как дела о признании гражданина недееспособным, проведение экспертизы является обязательным процессуальным действием (ст. 283 ГПК РФ).

Экспертиза может быть назначена как на стадии подготовки к судебному разбирательству, так в и процессе самого судебного разбирательства.

Поводом для проведения экспертизы является возникновение в деле вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, и для разрешения которых недостаточно опросить в судебном заседании специалиста. Назначение экспертизы должно быть обоснованным.

Перед вынесением определения о назначении экспертизы суд:

  • устанавливает факты, для подтверждения которых необходимо проведение экспертизы;
  • определяется с видом экспертизы;
  • выбирает судебно-экспертное учреждение или эксперта (экспертов);
  • рассматривает ходатайства об отводе экспертов, если таковые имеются;
  • формулирует круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта;
  • обозначает дату назначения экспертизы и дату, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд;
  • решает вопрос о предоставлении эксперту материалов и документов для сравнительного исследования, особые условия обращения с ними, если это необходимо;
  • определяет за чей счет должна быть проведена экспертиза.

Выбор эксперта и определение круга вопросов осуществляются судом с учетом мнения участников процесса. Отклоняя вопросы, предложенные стороной по делу, суд обязан мотивировать свое решение.

определения о назначении экспертизы должно соответствовать требованиям ст. 80, ст. 225 ГПК РФ.

Эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения об ответственности, предусмотренной ст. 307 Уголовного кодекса.

Далее, суд имеет право воспользоваться правом, представленным ст. 216 ГПК РФ, и приостановить производство по делу.

Ошибки в судебной практике

Анализ правоприменительной практики в этом вопросе приведен в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 декабря 2011 года (далее – Обзор). Изучение обобщений, проведенных на уровне верховных судов субъектов РФ, показывает, что Обзор сохраняет актуальность и в настоящий момент. Приведем типичные ошибки судов при назначении экспертизы.

Не указано наименование вида экспертизы. В отдельных случаях вместо названия экспертизы суды указывали ожидаемые от исследования результаты. Так, в одном определении экспертиза была названа: “судебная экспертиза по определению рыночной стоимости заложенного имущества”. Назначаются несуществующие виды экспертиз.

Перечень возможных видов судебных экспертиз содержится в Приказе Минюста России от 27 декабря 2012 г.

№ 237 “Об утверждении Перечня родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России”.

Неверно определен вид экспертизы. Судом на разрешение эксперта поставлены вопросы, на которые не могли быть получены ответы в результате указанного в определении вида экспертизы.

Неверно указан тип экспертизы (повторная или дополнительная). Повторная экспертиза согласно ст. 87 ГПК РФ, ст. 20 Федерального закона от 31 мая 2001 г.

№ 73-ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” назначается судом, когда есть основания сомневаться в объективности и обоснованности заключения эксперта.

Дополнительная экспертиза, как правило, имеет место быть при выявлении неясности, неточности, неполноте выводов эксперта. Эта ошибка может повлечь неверное решение вопроса о том, возможно ли поручение этой же экспертизы тому же эксперту.

Не определены даты проведения экспертизы и даты предоставления суду заключения эксперта.

При определении сроков судьи руководствуются Методическими рекомендациями по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской федерации, утв.

приказом Минюста России от 20 декабря 2002 года № 346, а также сложившейся практикой по срокам проведенных ранее экспертиз. Отсутствие конкретной даты в определении о назначении экспертизы также приводит к неопределенности, и как следствие затягиванию процесса во времени.

Ошибочный выбор экспертного учреждения или эксперта. Не всегда предварительно выяснялась возможность конкретного экспертного учреждения провести необходимые вид экспертизы, наличие соответствующей материально-технической базы или условий для проведения экспертизы.

Не составлялся протокол судебного заседания или составлялся с нарушением ст. 228 ГПК РФ. Обязанность суда – составлять протокол при проведении каждого отдельного процессуального действия.

Применительно к назначению экспертизы в протоколе подлежат обязательному отражению: лицо, ходатайствующее о назначении экспертизы, сведения о разъяснении прав участникам процесса и последствий уклонения от экспертизы, данные о представление сторонами вопросов для исследования, обсуждений выбора эксперта, заявления отводу эксперта.

На разрешение экспертам ставились вопросы правового характера. Например, разрешение такие вопросов, как: “Соответствовали ли действия истца и ответчика перед столкновением ПДД, и если нет, то какие пункты ПДД были нарушены?” или “Нуждается ли данный гражданин в установлении опеки?” относится к компетенции суда, и ставить их перед экспертом считается недопустимым.

В большинстве из перечисленных нарушений определение о назначении судебной экспертизы и материалы для ее проведения возвращаются из экспертного учреждения без исполнения обратно в суд для уточнения соответствующих пунктов. Данное обстоятельство приводит к затягиванию сроков разрешения дела по существу.

Возможности участников процесса

Ошибкой со стороны участников процесса является пассивное поведение в процессе и предоставление решений всех вопросов, касающихся назначения экспертизы, на откуп суду и другой стороне по делу.

Важно ясно представлять возможности того или иного вида экспертизы и результаты, которые она может дать. В ходатайстве о назначении экспертизы необходимо обосновать ее назначение и указать конкретный факт, для установления которого требуется специальные знания.

Предложенные на разрешение эксперта вопросы должны быть конкретны, понятны, корректно сформулированы и последовательны. Для этого можно воспользоваться специальной литературой или проконсультироваться со специалистом.

Предлагая суду эксперта, желательно предварительно провести мониторинг уже проведенных ранее аналогичных судебных экспертиз и экспертов, работающих в нужной сфере, и предоставить суду информацию об экспертном учреждении или данные эксперта (экспертов) с указанием сведений об их компетентности, стаже эксперта, сроков, за которые он проведет экспертизу, и стоимость его услуг.

При назначении экспертизы по инициативе суда также важно активно пользоваться предоставленными сторонам процессуальными правами, контролировать внесение соответствующих замечаний в протокол судебного заседания и знакомиться с вынесенным определением о назначении экспертизы.

Последнее приобретает особое значение в связи с тем, что формально законодатель дает возможность принесения частной жалобы на определение суда о назначении экспертизы только в отношении вопросов, связанных с судебными расходами (ст. 104 ГПК РФ), а также приостановлении производства по делу (ст. 218 ГПК РФ).

Это мотивируется тем, что определение суда о назначении экспертизы само по себе не исключает возможность дальнейшего движения дела и в соответствии со ст. 331 ГПК РФ частные жалобы на определения суда такого рода не подаются. Возможность обжалования определения отсутствует и в ст. 80 ГПК РФ, касающейся непосредственно определения суда о назначении экспертизы.

Право оспорить выбор суда в отношении эксперта и круга вопросов процессуальное законодательство не предоставляет. В случае вынесения неблагоприятного решения возможно включить свои доводы в аппеляционную жалобу, воспользовавшись правом, указанным в п. 3 ст. 331 ГПК РФ.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/komissarov/1228643/

Верховный суд постановил: экспертизам не доверять

По какой экспертизе (судебной или независимой)выносят приговор о сумме выплат?

03.09.2021 19:51:00

Служителям Фемиды необходимо внимательно читать заключения специалистов

Российским судьям рекомендовано перепроверять заключения экспертов со стороны обвинения Фото с сайта www.мвд.рф

Верховный суд (ВС) РФ в своем определении указал нижестоящим судам на то, что нужно не просто принимать на веру результаты представленных обвинением экспертиз, а проводить их тщательный анализ.

По словам адвокатов, на практике судьи действительно формально подходят к оценке таких заключений, на основании которых и строятся многие приговоры.

Не исключено, что данное разъяснение норм закона со стороны ВС потребовалось в связи с передачей следствию права на проведение собственных экспертных действий.

ВС напомнил судьям о необходимости «внимательнее относиться к выводам, сделанным в заключении эксперта, и оценивать их в совокупности с иными доказательствами по делу». В определении указано, что надо сопоставлять выводы эксперта с данными об участниках дела, обстоятельствами и причинно-следственными связями событий.

Советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Сергей Насонов напомнил, что по действующему законодательству суды должны самостоятельно анализировать и оценивать все виды представленных им доказательств, в том числе и заключения экспертов. Однако на практике эта оценка часто представляет собой согласие с результатом и «констатацию законности процедуры проведения экспертизы».

По словам Насонова, судьи вынуждены анализировать доводы экспертов лишь в случаях «конфликта» экспертиз, когда для основы приговора нужно выбрать одну.

«Вместе с этим суды неохотно соглашаются с дефектами уже имеющихся экспертных исследований и не стремятся назначать новые», – подчеркнул советник ФПА.

Он отметил важность «формирования судебной практики по отмене вынесенных приговоров из-за ненадлежащей оценки этого вида доказательства».

В настоящее время, заметил председатель комиссии по юридической безопасности Ассоциации юристов России Алексей Гавришев, суды бросает в крайности: они либо безоговорочно строят приговоры на основании экспертных заключений, либо вообще не берут их в расчет.

По словам Гавришева, в более чем 85% случаев суды принимают решение лишь на основании результатов представленной им экспертизы, «не разбираясь и не анализируя иные доказательства».

«Это довольно порочная практика, так как ни одно заключение эксперта не застраховано от человеческого фактора – будь то ошибка или меркантильная заинтересованность», – подчеркнул Гавришев.

Член Адвокатской палаты Москвы Александр Иноядов указал на то, что зачастую вызывает сомнения в достоверности и обоснованности и качество самих экспертных исследований, и правильность их оценки в судах. Ведь даже при наличии сомнений судьи далеко не всегда решаются на проведение повторной или дополнительной экспертизы.

«По уголовным делам это более исключение, чем правило», – заметил Иноядов. Также, по его словам, встречаются и факты приобщения к делу заключений с таким обоснованием – мол, «у суда нет оснований сомневаться в выводах эксперта, отсутствии у него заинтересованности в исходе дела и прочее».

В таких условиях, подчеркнул он, говорить о состязательности сторон при рассмотрении дел в судах и не приходится.

Между тем адвокат юридической компании BMS Law Firm Татьяна Пашкевич увидела связь между этим определением ВС и созданием экспертных учреждений в органах Следственного комитета (СК) России.

Она напомнила, что в этом году президент подписал закон, согласно которому следственная экспертиза фактически передается в руки самого следствия.

Несмотря на критику, все-таки решено, что до января 2022 года в системе СК должны появиться судебно-экспертные учреждения, которые будут действовать «на основе подчинения нижестоящих сотрудников и руководителей вышестоящим руководителям».

«Зачастую следователи ведут расследования уголовных дел с нарушением норм УПК, нарушают сроки расследования, незаконно возбуждают уголовные дела и незаконно привлекают невиновных лиц к уголовной ответственности.

Самих следователей за подобные деяния к ответственности привлекают редко – как и сотрудников других правоохранительных органов», – подчеркнула Пашкевич.

При этом она напомнила о существовании постановления пленума ВС от 2010 года, в котором говорится: при оценке судом заключения эксперта следует помнить, что «оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами».

Кроме того, служители Фемиды в приговоре должны указать, к каким выводам пришел эксперт в результате исследования, а не ограничиваться, как это часто бывает, лишь ссылкой на этот документ.

«Суды не всегда руководствуются рекомендациями пленума ВС и формально относятся к обязанности оценить экспертизу по общим правилам совокупности с другими доказательствами», – заявила Пашкевич.

По ее мнению, именно в связи с передачей экспертов следствию ВС, который и сам, вероятно, насторожено отнесся к таким новациям, решил напомнить нижестоящим судам о недопустимости формального подхода. 

Источник: http://www.ng.ru/politics/2021-09-03/3_7666_ezpertiza.html

Великий смысл судебной экспертизы

По какой экспертизе (судебной или независимой)выносят приговор о сумме выплат?

Судебная практика, по оспариванию размера выплаченного страхового возмещения, традиционна и практически устоялась.

Обычно это выглядит примерно так:

При наступлении страхового случая Страховщик направляет страхователя (потерпевшего) к эксперту, который делает экспертный отчет, в соответствии с которым стоимость восстановительного ремонта ТС составляет 50 000 рублей и выплачивает эту сумму.

Страхователь (потерпевший), в свою очередь, обращается к другому эксперту, который делает свое заключение, что стоимость восстановительного ремонта ТС составляет например 60 000 рублей. Страхователь (потрепавший) идет в суд и подает иск о взыскании 10 000 рублей, попутно присовокупляя к этой сумме расходы на представителя, моральный вред, штрафы, пени и пр.пр.пр.

Суд, имея на руках две конкурирующие экспертизы, почти всегда назначает третью – судебную, которая, по его мнению, и является именно тем самым единственным доказательством подтверждающим истинный размер причиненного ущерба. И если судебная экспертиза покажет, что сумма ущерба занижена, то горе страховщику. Суд взыщет все, что можно взыскать и еще немного сверху.

Однако, если копнуть глубже и просто почитать действующее законодательство, то вдруг выяснится, что суд, назначая судебную экспертизу, оказывается не прав, и что устоявшаяся практика прямо противоречит закону.

Чтобы не быть голословным, перейду к прямому цитированию законодательства. 

В соответствии со ст. 3 Федерального Закона от 29.07.

1998 N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон об оценке) под рыночной стоимостью объекта оценки понимается наиболее вероятная цена, по которой данный объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства.

Таким образом, Законом об оценке, прямо указывается на вероятностный характер рыночной стоимости объекта оценки, который по определению не может быть однозначным. Соответственно, сумма оценки одного и того же объекта у разных оценщиков может и не совпадать.

Так как судебный спор возникает вследствие расхождения сумм двух возникают закономерные вопросы: допускается ли погрешность в результатах оценки? Каков максимально возможный размер данной погрешности? Какой размер погрешности можно признать корректными? Ведь если разница между двумя оценками будет составлять всего 1 (один) рубль, то фактически это может являться достаточным основанием для предъявления судебного иска к Страховщику с накруткой различных штрафов и судебных расходов?

На сегодняшний день одним из новых нормативных документов определяющим такую погрешность является «Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства» утвержденная Положением ЦБ РФ «О правилах проведения независимой технической экспертизы транспортного средства» № 432-П от 19 сентября 2014 года, в соответствии с п.3.5 которой «Расхождение в результатах расчетов размера расходов на восстановительный ремонт, выполненных различными специалистам, следует признавать находящимся в пределах статистической достоверности за счет использования различных технологических решений и погрешностей расчет, если оно не превышает 10 (десять) процентов».

Другой нормативный акт, далеко не новый и который содержит ссылку на допустимую погрешность в отношении рыночной стоимости, это Налоговый кодекс РФ.

Так, в соответствии со статьей 40 НК РФ, налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, в случае когда цены товаров, работ или услуг, примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или в сторону понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ или услуг).

Из всего этого добра, делаем вывод, что если оценка не превышает некоей среднерыночной стоимости, то она является достоверной! Об этом прямо говорит и ст.

12 Закона об оценке «Итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в отчете, составленном по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, признается достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки, если в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или в судебном порядке не установлено иное».

Казалось бы все верно, суд ведь и назначает судебную экспертизу, для установления недостоверности экспертизы! Однако, немного мешает ст.

13 Закона об оценке, в соответствии с которой: «В случае наличия спора о достоверности величины рыночной или иной стоимости объекта оценки, установленной в отчете, в том числе и в связи с имеющимся иным отчетом об оценке этого же объекта, указанный спор подлежит рассмотрению судом… в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, регулирующим оценочную деятельность». 
Упс! Оказывается, что это отдельный спор, в котором Ответчиком выступает Оценщик, а Истцом выступает оспаривающее оценку заинтересованное лицо.

И порядок установления достоверности или недостоверности Отчета установлен, таки, законодательством Российской Федерации регулирующим оценочную деятельность, а именно ст. 17.

1 того же Закона об оценке: «Для целей настоящего Федерального закона под экспертизой отчета понимаются действия эксперта или экспертов саморегулируемой организации оценщиков в целях проверки отчета, подписанного оценщиком или оценщиками, являющимися членами данной саморегулируемой организации, в соответствии с видом экспертизы, в том числе проверки на подтверждение стоимости объекта оценки, определенной оценщиком в отчете. Результатом экспертизы отчета является положительное или отрицательное экспертное заключение, подготовленное экспертом или экспертами саморегулируемой организации оценщиков».

В соответствии со ст. 60 ГПК РФ «Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами».

Соответственно, недостоверность Оценки представленной Страховщиком, может быть доказана (подтверждена или опровергнута) лишь проведением самостоятельной экспертизы отчета на достоверность . 

Простое назначение судом повторной судебной экспертизы, определяющей размер ущерба, никакой смысловой нагрузки не несет, так как в силу Закона об оценке, не может ни подтвердить, ни опровергнуть оценку, в соответствии с которой производилась выплата страхового возмещения, а может лишь создать еще один достоверный отчет к предыдущим двум, ведь как упоминалось выше, в соответствии со ст. 12 Закона об оценке, оценка объекта по умолчанию является достоверной. Получается любопытная ситуация, что и оценка представленная Истцом и оценка представленная Ответчиком, и оценка проведенная в рамках судебного спора, все являются достоверными в рамках рыночной погрешности. Соответственно, отремонтировать свой автомобиль Истец может за деньги посчитанные каждым из оценщиков.

Отсюда простой вывод: итоговая величина рыночной стоимости объекта оценки, указанная в отчете, составленном по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Законом об оценке, признается достоверной, даже в случае наличия иного отчета об оценке с отличающейся стоимостью объекта оценки.

Утверждения суда о том, что судебная оценка признается более достоверной, только потому, что: «эксперт предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения»,опять же противоречит действующему законодательству, в частности, ч.2 ст. 67 ГПК РФ согласно которой: «Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы».

По этой причине, заявления суда о наибольшей достоверности именно судебной экспертизы видится мне абсурдными и противозаконными. Однако, на практике мы видим иное.

Итак, возвращаясь к нашей ситуации, что получается в итоге?

В соответствии с ч.1 ст. 3 ГПК РФ «Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов..

»
Страхователь/потерпевший, обращаясь в суд с исковым заявлением, и представляя в качестве обоснования своего иска экспертное заключение на 60 000 рублей, получается, не доказал наличие каких-либо его нарушенных прав, так как его экспертиза равнозначна экспертизе Страховщика.

В связи с чем, суд, по моим соображениям, должен в иске отказать.

А если вдруг не отказал и таки взыскал, то в решении он очевидно напишет, что судебная экспертиза, является более правильной, признав что экспертиза представленная сторонами – неправильная. Ну что ж, берем решение суда и идем с иском к оценщику.

Оценщик, легко докажет в суде что его экспертиза правильная, и дело мы скорее всего проиграем. Но теперь у нас имеется два судебных решения, в одном из которых признано что экспертиза неправильная и другое в котором написано что совсем наоборот.

Вот тут то и возникнет казус, который может поломать всю устоявшуюся практику. Хотя…. 

Источник: https://zakon.ru/Blogs/velikij_smysl_sudebnoj_ekspertizy/15673

Защита Законом