Несоблюдение договора, заключенного с дочерней компанией

Привлечение к ответственности материнской компании: как «дочке» воздействовать на «родителя»

Несоблюдение договора, заключенного с дочерней компанией

Когда организация создает дочерние структуры, она надеется совместно с ними выгодно вести свой бизнес.

Но когда у компаний возникают деловые или финансовые трудности, они пытаются «перекинуть» ответственность на «родственников», в результате чего в холдинге происходит раскол. Материнские фирмы во всем обвиняют дочерние.

А последние утверждают, что находились в полной зависимости от головного предприятия и не могли принимать решения сами.

Материнские организации обладают большой властью в отношении своих «дочек». Но что же могут сделать зависимые компании против своего «родителя», когда его действия приводят только к убыткам? Ответ на этот вопрос в вебинаре от«Рыков Групп»дал Алексей Зуйков, юрист, специализирующийся на разрешении корпоративных споров и привлечении к субсидиарной ответственности.

Немного о терминах

Свое выступление Алексей Зуйков начал с определения понятия «материнская компания». Материнской компанией признается организация, которая прямо влияет на принятие каких-либо решений «дочкой» в ходе осуществления ею хозяйственной деятельности путем:

  • заключения корпоративного договора, который позволяет «родителю» напрямую или через определенное должностное лицо навязывать определенную линию поведения в деловых отношениях;
  • преимущественного владения уставным капиталом зависимого предприятия, за счет которого она может принимать существенные для фирмы решения.

Юрист указал, что дочерние структуры создаются с целями:

  • провести реструктуризацию бизнеса;
  • увеличить сферу предпринимательской деятельности;
  • противоречащими действующему законодательству (например, для вывода активов материнской организации или для снижения ее налогового бремени).

Отношения между «матерями» и «дочками» регулируются не только Гражданским кодексом (ГК) РФ, законами «Об анкционерных обществах (АО)» и «Об обществах с ограниченной ответственностью (ООО)», но и корпоративными соглашениями и локальной документацией (например, положениями о дочерних предприятиях, уставом).

Основные злоупотребления, которые материнская фирма совершает в отношении зависимой структуры:

  • Руководит дочерним предприятием так, что фактически она нарушает действующие нормы налогового законодательства;
  • Отчуждает свое имущество созданной организации: передает в собственность, вынуждает его арендовать, оформляет иные договоры, подтверждающие право временного пользования активами;
  • Указывает компании, какие сделки заключать, при этом зная, что они причинят «дочке» ущерб;
  • Заключает с зависимой структурой мнимые договоры, которые на самом деле не исполняются.

Спикер рассказал, что по общему правилу, предусмотренному в ч. 2 ст. 56 ГК РФ, материнская компания не несет ответственности за действия дочерней. Верно и обратное.

Но общее правило почти не действует на практике: часто находится повод для привлечения взаимозависимых структур к ответственности.

С материнской фирмы могут взыскать убытки, а в редких случаях привлечь к солидарной или субсидиарной ответственности (часто это происходит в рамках банкротства зависимой компании).

Привлечение материнской компании к солидарной ответственности

Основания для привлечения материнской компании к солидарной ответственности прописаны в абз. 2 ч. 2 ст. 67.3 ГК РФ. Обратиться в суд с заявлением против головного предприятия может кредитор дочернего. При этом защитить свои права в судебном порядке можно в течение 3 лет после того, как контрагент узнал о нарушенном праве.

Для того, чтобы привлечь материнскую организацию к солидарной ответственности, достаточно соблюдения одного из следующих условий:

  • головная фирма дала указание на заключение какого-либо договора;
  • «родитель» одобрил какую-либо сделку, предложенную «дочкой».

Верховный Суд (ВС) РФ в Обзоре судебной практики № 1 от 2019 года в п.

13 указывает на то, что если у учредителя компании отсутствует формальный признак контроля над предприятием (в частности, у него нет более 50 % доли в уставном капитале или ценных бумаг), это не повод не привлекать его к солидарной ответственности. Суды должны оценивать фактическую возможность контроля над решениями фирмы, а также на степень подчиненности «дочки» «родителю».

Для привлечения материнской компании к субсидиарной ответственности ее вину доказывать не нужно. Достаточно соблюдения следующих условий:

  • наличие аффилированности;
  • наличие согласия или указания для заключения определенного договора;
  • непогашенная задолженность дочернего предприятия перед контрагентом;
  • присутствие в корпоративном договоре, локальном акте или уставе условия о том, что материнская компания вправе указывать «дочке», какие сделки она должна заключать.

Алексей Зуйков рассказал, что на практике материнскую компанию сложно привлечь к солидарной ответственности, поскольку суды все же смотрят на формальный признак (контроль над половиной или более уставного капитала или владение боле 50 % акций), а также из-за законодательного ограничения на ании по одобрению сделок дочерней фирмы.

Юрист рассказал о случае из практики, когда предприятие-«родителя» удалось привлечь к солидарной ответственности. Спор произошел между фирмами «Энтум ЕРП» и «Энерджи Консалтинг». Компании заключили договор оказания услуг. «Энтум ЕРП» услуги оказал, но оплату за них не получил. Задолженность «Энерджи Консалтинга» достигла 8,1 млн руб.

Поскольку взыскать деньги с контрагента не удалось, исполнитель решил привлечь к солидарной ответственности учредителей заказчика – организации «Энерджи Консалтинг-Менеджмент» и «Инвестконсалтинг». В качестве обоснования иска «Энтум ЕРП» привел следующие аргументы:

  • в договоре были прописаны реквизиты фирмы «Энерджи Консалтинг-Менеджмент»;
  • учредители заказчика направляли документы на адрес исполнителя на фирменных бланках дочерней организации;
  • электронная переписка велась сотрудниками холдинга.

Суды посчитали доводы заявителя обоснованными и привлекли «Энерджи Консалтинг-Менеджмент» и «Инвестконсалтинг» к солидарной ответственности, поскольку:

  • выяснилось, что учредители заказчика избирают членов его исполнительного органа, следовательно, они напрямую влияют на решения дочерней компании;
  • «Энерджи Консалтинг» неоднократно заявлял, что представляет интересы всего холдинга;
  • у компании-заказчика не было ни собственных финансов, ни своего имущества для расчетов с «Энтум ЕРП».

Взыскание убытков с материнской организации

Убытки с «родителя» имеют право взыскивать акционеры «дочки». Основной повод для подачи иска с требованием возместить ущерб – это действие или бездействие головного предприятия, которые стали причинами убытков. Например, если бухгалтерскую и налоговую отчетность за зависимую фирму сдает ее «мать», но она просрочила исполнение обязанности, «дочь» имеет право взыскать убытки.

Потребовать возмещения ущерба с материнской организации можно только при соблюдении следующих условий:

  • аффилированность компаний;
  • злоупотребление материнской компанией правом влияния на решения дочерней структуры;
  • реальные и документально подтвержденные убытки, которые понесла зависимая компания;
  • причинно-следственная связь между решением головной организацией и ущербом «дочки»;
  • осведомленность «родителя» о том, что его решение причинит убытки зависимой фирме.

В качестве примера Алексей Зуйков привел спор между компаниями «Интурист» и «Интурист-Находка». Первая сделала так, что товарным знаком могла распоряжаться дочерняя компания, на которую он изначально и был оформлен.

Впоследствии «Интурист» перестал контролировать «Интурист-Находку», и последняя обратилась в арбитражный суд.

Она жаловалась на то, что «Интурист» вынудил ее заключить лицензионный договор по цене значительно ниже рыночной, чтобы фактически бесплатно пользоваться товарным знаком.

Суды частично удовлетворили иск «Интурист-Находки», указав на то, что «Интурист»:

  • понудил дочернее предприятие заключить с ним спорный договор на невыгодных для «дочки» условиях;
  • сделка не соответствует обычаям делового оборота, экономически нецелесообразна, «Интурист-Находка» не получила дополнительную прибыль;
  • намерение причинить вред зависимой организации доказано установлением цены сделки существенно ниже рыночной.

Больше интересных кейсов на официальном -канале «Рыков Групп».

Подписывайтесь на телеграмм канал ДОЛГ.РФ. Получайте новости быстрее.

Все о финансах, налогах и банкротстве читайте на нашем портале.

Источник: //zen.yandex.ru/media/id/5c988756c5686200b3ca2170/5dc4439b027a1500c356660a

Сделки между основным и дочерним обществом

Несоблюдение договора, заключенного с дочерней компанией

09 09 2016

В определении ГК РФ под сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Понятно, что из этого определения совершенно не следует, что сделки совершаются обязательно между лицами, в действительности сделки часто бывают односторонними. Сделки же между двумя и более лицами называются договорами.

В принципе это вопрос терминологии, но на самом деле определения важны в случае выхода за пределы национальной системы права, то есть при переводах понятий и документов на и/или с иностранного языка на национальный.

 Например, слово «сделка» переводится часто на английский язык словом, которое в транскрипции созвучно слову «транзакция» что в большей степени ассоциируется именно с действием, тогда как договоры переводятся более понятно и в транскрипции звучат как контракты. Однако, данный вопрос находится за рамками нашего рассмотрения. Таким образом, под сделками между лицами мы будем понимать на самом деле договоры различного характера.

 Прежде всего, напомним определение дочернего общества. Согласно ст.105 ГК РФ хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.

В гражданском законодательстве, кроме понятия дочернего, существует также понятие зависимого общества. Согласно ст.106 ГК РФ хозяйственное общество признается зависимым, если другое (преобладающее, участвующее) общество имеет более двадцати процентов голосующих акций акционерного общества или двадцати процентов уставного капитала общества с ограниченной ответственностью.

Вышеприведенные определения порождают множество вопросов и проблем, в частности при наличии так называемого перекрестного владения, когда оба общества являются одновременно и основным и дочерним.

Однако следует отметить, что в гражданском законодательстве, как это ни парадоксально, эти понятия почти не используются.

Это связано с тем фактом, что понятия дочернего и зависимого общества входят в понятия аффилированных и взаимозависимых лиц, определенных в антимонопольном и налоговом законодательстве, где уже не важны вопросы перекрестного владения. Именно эти определения в основном используются на практике, к чему мы вернемся позднее.

Целью настоящей статьи является исследование взаимоотношений между дочерним и основным обществами, которые признаны таковыми на основании любого формального критерия и без перекрестного владения.

Факт признания обществ дочерним и основным в гражданском законодательстве устанавливается исключительно через единый реестр юридических лиц, список участников общества или реестр акционеров и не фиксируется каким-либо отдельным документом.

Основной формой таких взаимоотношений являются сделки, заключаемые между дочерним и основным обществами или как мы уже говорили выше, договоры различного характера в рамках хозяйственной деятельности обоих обществ. В нашем рассмотрении мы ограничимся только коммерческими организациями в соответствии с определением ст.50 ГК РФ.

Вначале коротко коснемся взаимной ответственности основного и дочернего обществ по сделкам, заключаемым с третьими лицами. В соответствии со ст.

105 ГК РФ дочернее общество не отвечает по долгам основного общества, тогда как основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе по договору с ним, обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний.

Данные нормы должны учитываться владельцами и исполнительными органами основного общества с момента установления дочерних отношений или с момента создания дочернего общества независимо от наличия или отсутствия в дальнейшем явных операционных взаимоотношений с таким дочерним обществом.

Это связано с тем, что очень часто довольно затруднительно определить наличие указания совершить какую-либо сделку дочернему обществу со стороны основного общества особенно при отсутствии заранее согласованной формы такого указания.

Например, указание могло быть устным и исходить от неуполномоченного органа основного общества.

Будет ли в этом случае основное общество нести солидарную ответственность по сделкам, совершенным дочерним обществом во исполнение такого указания? Эти вопросы практически не нашли еще своего разрешения ни в законодательстве, ни в судебной практике.

С другой стороны, наличие явных указаний дочернему обществу совершить определенную сделку с третьим лицом и, как следствие, возникновение солидарной ответственности основного общества по этой сделке, приводит к интересной возможности использовать этот факт в качестве обеспечительной меры по этой сделке для третьего лица.

В этом случае солидарная ответственность идентична наличию солидарной ответственности в договоре поручения основным обществом за исполнение обязательств по сделке дочерним обществом. Другими словами, возникают правовые последствия аналогичные последствиям при договоре поручения, при этом самого договора в письменном виде нет.

Напомним, что солидарная ответственность позволяет кредитору обращаться по своему выбору либо к дочернему, либо к основному обществу.

Ситуация аналогична возникновению залога в силу закона, когда товар, проданный в рассрочку считается в залоге у продавца при отсутствии самого договора залога или его элементов в тексте договора купли-продажи.

Существуют-ли какие-либо ограничения, накладываемые законодательством на сделки между основным и дочерним обществом? На первый взгляд, учитывая принцип свободы договора и принцип общей правоспособности юридических лиц, никаких ограничений, за исключением договоров дарения, нет.

Договоры дарения между коммерческими организациями запрещаются императивной нормой подпункта 4 пункта 1 статьи 575 ГК РФ. Данная норма не зависит от того, связаны ли общества между собой дочерними отношениями или нет, что подтверждается, например, Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2012 г. N 8989/12.

Законодательством запрещаются любые сделки, ничтожные по определению, однако договоры дарения мы выделяем особо, так как это связано с тем, что основное общество, при создании дочернего общества имеет право внести в его уставной капитал имущество или оплатить долю или акции денежными средствами, что часто ошибочно воспринимается как дарение, которое потом можно практиковать в дальнейших отношениях. Ошибка заключается в том, что это не дарение, а по сути, купля-продажа доли или размещаемых акций.

Обратим внимание дополнительно на тот факт, что очень часто коммерческие организации заключают договоры с явной или скрытой безвозмездностью. То есть, по сути, заключают договоры дарения, хотя и под другими названиями.

Следствием этого будет либо признание такого договора ничтожным заинтересованной стороной либо неизбежно приведет к отказу в государственной регистрации перехода прав на недвижимое имущество, которая обязательна для договоров, сопровождающихся переходом прав на недвижимость.

Cуществуют-ли еще какие-либо законодательные ограничения, накладываемые на сделки между дочерним и основным обществом?

Чтобы ответить на этот вопрос нам необходимо сместиться из области гражданского права в область налогового права.

Специфика данной области права имеет следствием то, что в организациях налоговыми вопросами изначально занимаются не юристы, а специалисты в области  налогового учета и планирования, а юристы привлекаются только на стадии разбирательств. Однако, довольно часто проблему гораздо легче предотвратить, чем решить.

Именно ограничения, или даже не ограничения, а некоторые нюансы сделок, между основным и дочерним обществом, накладываемые на них налоговым законодательством приводят к необходимости участия юристов уже не просто в проверке сделок на предмет соблюдения гражданского законодательства.

Как уже было ранее отмечено, в налоговом законодательстве вместо понятия дочернего и основного общества используется понятие взаимозависимых обществ в соответствии со ст.105.1 НК РФ. Причины, по которым в налоговое законодательство было введено понятие взаимозависимых обществ, станут совершенно понятны немного позже.

Понятие и критерии взаимозависимости в НК РФ гораздо шире чем в ГК РФ и, в основном, близки к понятию и критериям аффилированности по антимонопольному законодательству (ст.

9 Федерального закона «О защите конкуренции»), и, конечно же, понятие взаимозависимости включает в себя понятие дочернего и основного общества.

Кроме того, важно, что перечень критериев взаимозависимости по НК РФ является открытым, и организации могут признавать себя взаимозависимыми на основании иных критериев, не указанных в ст.105.1. НК РФ.

В этом отношении в налоговом законодательстве сделан довольно прогрессивный шаг, который дает возможность налогоплательщикам проявить добросовестность в случае очень сложных и запутанных взаимоотношений между предприятиями, когда трудно определить критерии взаимозависимости, или если критерии изменяются со временем, и избежать в этой связи споров или судебных разбирательств с налоговыми органами.

Очевидно, что взаимозависимыми общества становятся в результате некоторых юридических и фактических действий, направленных на определенные цели.

В настоящее время наличие возможности применять различные режимы налогообложения в налоговой системе приводит к желанию, а иногда и к необходимости любой коммерческой организации создать дочернее предприятие или несколько предприятий с иным, чем у основного предприятия режимом налогообложения. В основном это связано с целью оптимизации администрирования налога на добавленную стоимость (НДС), но не с его снижением. Таким образом, собственниками создается некая группа взаимозависимых предприятий. Однако после создания и выстраивания оптимальной схемы администрирования НДС, в такой группе появляется понимание другой возможности использования взаимозависимости в определенных условиях развития бизнеса.

Такой возможностью является заключение определенных сделок между предприятиями группы с определенной указанной ценой. Часто в контексте анализа таких сделок употребляется понятие трансфертного ценообразования.

Детальное обсуждение причин, исполнения и последствий таких сделок выходит за рамки настоящей статьи. Коротко скажем только, что свидетельством признания важности  таких сделок явилось вступление в силу с 2012 года нового раздела V.1. НК РФ (ст.ст.105.1. – 105.25.

), посвященного исключительно сделкам между взаимозависимыми лицами.

Законодательная суть данного раздела заключается в том, что организациям-налогоплательщикам не разрешается использовать сделки между взаимозависимыми лицами путем заключения таковых с определенной ценой в целях снижения налогооблагаемой базы по различным налогам.

Точнее использовать можно, но после совершения таких сделок и уплаты всех необходимых налогов налогоплательщик обязан провести корректировку на рыночные цены и доплатить налоги. В случае не проведения корректировки это может сделать налоговый орган, в случае обнаружения таких сделок, с применением штрафных санкций руководствуясь нормами ст.ст.105.3.

-105.13. НК РФ, где приведены определения, критерии и методы определения рыночных цен.

Кроме того, этим же разделом в ст.105.14. вводится понятие контролируемых сделок. Это, довольно сложное и новое для нашего законодательства понятие распространяет законодательную сущность раздела V.1. НК РФ, в том числе, на случаи, когда в сложных сделках участвуют не только взаимозависимые, но и третьи независимые организации, в том числе нерезиденты РФ.

Налогоплательщики обязаны информировать налоговый орган обо всех совершенных контролируемых сделках за отчетный годовой период.

Также, предусматривается возможность заключения ценового соглашения между налогоплательщиком, отнесенным к категории крупнейших, с федеральным налоговым органом на определенный период, в котором стороны фиксируют определенные рыночные цены в заключаемых налогоплательщиком сделках между ним, взаимозависимыми и третьими лицами и которые относятся к категории контролируемых или их способ определения на определенные товары с приложением доказательных документов.

Таким образом, вопросы ценообразования в сделках неизбежно должны были стать и становятся предметом рассмотрения не только налоговыми, но и юридическими подразделениями организаций, так как эти вопросы затрагивают структуру любой группы компаний.

В заключение рассмотрим некоторые интересные возможности, предоставляемые понятием аффилированных лиц по антимонопольному законодательству. С целью недопущения избыточной экономической концентрации определенные сделки между любыми (не только аффилированными) лицами, подлежат контролю со стороны антимонопольных органов.

Не касаясь определения таких сделок и финансовых показателей лиц, участвующих в сделке, отметим, что контроль осуществляется в форме уведомления о сделке или ходатайства о разрешении сделки со стороны одного из лиц, участвующих в сделке.

При этом, в антимонопольный орган в обязательном порядке подаются сведения, в числе прочих, о стоимости активов не только лиц, участвующих в сделке, но и всей группы их лиц, куда могут входить в том числе дочерние и основные общества.

Антимонопольным законодательством допускается  возможность не уведомлять о сделке или не подавать ходатайство о разрешении сделки, при условии, что сделка совершается между предприятиями, принадлежащими к одной группе, то есть, например, между дочерним и основным обществом. Однако следует сказать, что при этом антимонопольный орган должен быть в документальной форме информирован о такой группе и структура группы должна быть неизменной в течение определенного периода.

В основном, мы рассмотрели все нюансы сделок между дочерним и основным обществом. Однако юристу компании надо всегда помнить, что любую сделку желательно тщательно анализировать со всех сторон на предмет наличия или возникновения любых рисков для организации, независимо от взаимоотношений между лицами, участвующими в сделке, ее цены и сложности.

Архив →

Источник: //ibfsunited.com/video/ourarticles/2016/09/09/neushkin-2/

Привлечение к ответственности материнской компании

Несоблюдение договора, заключенного с дочерней компанией

На правах рекламы

Когда организация создает дочерние структуры, она надеется совместно с ними выгодно вести свой бизнес.

Но когда у компаний возникают деловые или финансовые трудности, они пытаются «перекинуть» ответственность на «родственников», в результате чего в холдинге происходит раскол. Материнские фирмы во всем обвиняют дочерние.

А последние утверждают, что находились в полной зависимости от головного предприятия и не могли принимать решения сами.

Материнские организации обладают большой властью в отношении своих «дочек». Но что же могут сделать зависимые компании против своего «родителя», когда его действия приводят только к убыткам? Ответ на этот вопрос в вебинаре от «Рыков Групп» дал Алексей Зуйков, юрист, специализирующийся на разрешении корпоративных споров и привлечении к субсидиарной ответственности.

Немного о терминах

Свое выступление Алексей Зуйков начал с определения понятия «материнская компания». Материнской компанией признается организация, которая прямо влияет на принятие каких-либо решений «дочкой» в ходе осуществления ею хозяйственной деятельности путем:

  • заключения корпоративного договора, который позволяет «родителю» напрямую или через определенное должностное лицо навязывать определенную линию поведения в деловых отношениях;

  • преимущественного владения уставным капиталом зависимого предприятия, за счет которого она может принимать существенные для фирмы решения.

Юрист указал, что дочерние структуры создаются с целями:

  • провести реструктуризацию бизнеса;

  • увеличить сферу предпринимательской деятельности;

  • противоречащими действующему законодательству (например, для вывода активов материнской организации или для снижения ее налогового бремени).

Отношения между «матерями» и «дочками» регулируются не только Гражданским кодексом (ГК) РФ, законами «Об анкционерных обществах (АО)» и «Об обществах с ограниченной ответственностью (ООО)», но и корпоративными соглашениями и локальной документацией (например, положениями о дочерних предприятиях, уставом).

Основные злоупотребления, которые материнская фирма совершает в отношении зависимой структуры:

  1. Руководит дочерним предприятием так, что фактически она нарушает действующие нормы налогового законодательства;

  2. Отчуждает свое имущество созданной организации: передает в собственность, вынуждает его арендовать, оформляет иные договоры, подтверждающие право временного пользования активами;

  3. Указывает компании, какие сделки заключать, при этом зная, что они причинят «дочке» ущерб;

  4. Заключает с зависимой структурой мнимые договоры, которые на самом деле не исполняются.

Спикер рассказал, что по общему правилу, предусмотренному в ч. 2 ст. 56 ГК РФ, материнская компания не несет ответственности за действия дочерней. Верно и обратное.

Но общее правило почти не действует на практике: часто находится повод для привлечения взаимозависимых структур к ответственности.

С материнской фирмы могут взыскать убытки, а в редких случаях привлечь к солидарной или субсидиарной ответственности (часто это происходит в рамках банкротства зависимой компании).

Привлечение материнской компании к солидарной ответственности

Основания для привлечения материнской компании к солидарной ответственности прописаны в абз. 2 ч. 2 ст. 67.3 ГК РФ. Обратиться в суд с заявлением против головного предприятия может кредитор дочернего. При этом защитить свои права в судебном порядке можно в течение 3 лет после того, как контрагент узнал о нарушенном праве.

Для того, чтобы привлечь материнскую организацию к солидарной ответственности, достаточно соблюдения одного из следующих условий:

  • головная фирма дала указание на заключение какого-либо договора;

  • «родитель» одобрил какую-либо сделку, предложенную «дочкой».

Верховный Суд (ВС) РФ в Обзоре судебной практики № 1 от 2019 года в п.

13 указывает на то, что если у учредителя компании отсутствует формальный признак контроля над предприятием (в частности, у него нет более 50 % доли в уставном капитале или ценных бумаг), это не повод не привлекать его к солидарной ответственности. Суды должны оценивать фактическую возможность контроля над решениями фирмы, а также на степень подчиненности «дочки» «родителю».

Для привлечения материнской компании к субсидиарной ответственности ее вину доказывать не нужно. Достаточно соблюдения следующих условий:

  • наличие аффилированности;

  • наличие согласия или указания для заключения определенного договора;

  • непогашенная задолженность дочернего предприятия перед контрагентом;

  • присутствие в корпоративном договоре, локальном акте или уставе условия о том, что материнская компания вправе указывать «дочке», какие сделки она должна заключать.

Алексей Зуйков рассказал, что на практике материнскую компанию сложно привлечь к солидарной ответственности, поскольку суды все же смотрят на формальный признак (контроль над половиной или более уставного капитала или владение боле 50 % акций), а также из-за законодательного ограничения на ании по одобрению сделок дочерней фирмы.

Юрист рассказал о случае из практики, когда предприятие-«родителя» удалось привлечь к солидарной ответственности. Спор произошел между фирмами «Энтум ЕРП» и «Энерджи Консалтинг». Компании заключили договор оказания услуг. «Энтум ЕРП» услуги оказал, но оплату за них не получил. Задолженность «Энерджи Консалтинга» достигла 8,1 млн руб.

Поскольку взыскать деньги с контрагента не удалось, исполнитель решил привлечь к солидарной ответственности учредителей заказчика – организации «Энерджи Консалтинг-Менеджмент» и «Инвестконсалтинг». В качестве обоснования иска «Энтум ЕРП» привел следующие аргументы:

  • в договоре были прописаны реквизиты фирмы «Энерджи Консалтинг-Менеджмент»;

  • учредители заказчика направляли документы на адрес исполнителя на фирменных бланках дочерней организации;

  • электронная переписка велась сотрудниками холдинга.

Суды посчитали доводы заявителя обоснованными и привлекли «Энерджи Консалтинг-Менеджмент» и «Инвестконсалтинг» к солидарной ответственности, поскольку:

  • выяснилось, что учредители заказчика избирают членов его исполнительного органа, следовательно, они напрямую влияют на решения дочерней компании;

  • «Энерджи Консалтинг» неоднократно заявлял, что представляет интересы всего холдинга;

  • у компании-заказчика не было ни собственных финансов, ни своего имущества для расчетов с «Энтум ЕРП».

Взыскание убытков с материнской организации

Убытки с «родителя» имеют право взыскивать акционеры «дочки». Основной повод для подачи иска с требованием возместить ущерб – это действие или бездействие головного предприятия, которые стали причинами убытков. Например, если бухгалтерскую и налоговую отчетность за зависимую фирму сдает ее «мать», но она просрочила исполнение обязанности, «дочь» имеет право взыскать убытки.

Потребовать возмещения ущерба с материнской организации можно только при соблюдении следующих условий:

  • аффилированность компаний;

  • злоупотребление материнской компанией правом влияния на решения дочерней структуры;

  • реальные и документально подтвержденные убытки, которые понесла зависимая компания;

  • причинно-следственная связь между решением головной организацией и ущербом «дочки»;

  • осведомленность «родителя» о том, что его решение причинит убытки зависимой фирме.

В качестве примера Алексей Зуйков привел спор между компаниями «Интурист» и «Интурист-Находка». Первая сделала так, что товарным знаком могла распоряжаться дочерняя компания, на которую он изначально и был оформлен.

Впоследствии «Интурист» перестал контролировать «Интурист-Находку», и последняя обратилась в арбитражный суд.

Она жаловалась на то, что «Интурист» вынудил ее заключить лицензионный договор по цене значительно ниже рыночной, чтобы фактически бесплатно пользоваться товарным знаком.

Суды частично удовлетворили иск «Интурист-Находки», указав на то, что «Интурист»:

  • понудил дочернее предприятие заключить с ним спорный договор на невыгодных для «дочки» условиях;

  • сделка не соответствует обычаям делового оборота, экономически нецелесообразна, «Интурист-Находка» не получила дополнительную прибыль;

  • намерение причинить вред зависимой организации доказано установлением цены сделки существенно ниже рыночной.

Больше интересных кейсов на официальном -канале «Рыков Групп».

Источник: //xn--c1abvl.xn--p1ai/news/dolg_rf/privlechenie_k_otvetstvennosti_materinskoy_kompanii/

Защита Законом