Наказали по ст.20.21 вместо 20.20

Проблемы квалификации административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 20.20 и ст. 20.21 КоАП РФ

Наказали по ст.20.21 вместо 20.20


Проблемы алкоголизма и лиц, страдающих алкогольной зависимостью, актуальны во всем мире.

По данным зарубежных источников, можно отметить, что несмотря на то, что только половина населения мира употребляет алкоголь, он является одной из трех причин плохого здоровья и преждевременной смерти [1, с.3].

Более того, так называемые «алкогольные» правонарушения провоцируют всплеск иных правонарушений и даже преступлений.

Административные правонарушения в сфере общественного порядка, связанные с потреблением алкогольных напитков и спиртосодержащей продукции (ч. 1 ст. 20.20, ст. 20.

21 КоАП РФ), являются не только одними из наиболее замечаемых гражданами и обществом показателей состояния правопорядка в регионе, стране в целом, но и одними из самых массовых правонарушений, совершаемых в общественных местах.

В связи с этим оперативное выявление и пресечение данных административных правонарушений, а также их правильная квалификация играют важное значение для поддержания общественного порядка и обеспечения общественной безопасности.

В исследованиях правоведов в качестве основных причин и условий совершения административных правонарушений в сфере общественного порядка выделяют следующие: «усиливающийся разрыв между слоями общества; низкий уровень правосознания населения; генетическая предрасположенность; употребление сильнодействующих медицинских препаратов и алкогольных напитков; несовершенство административного законодательства (низкий размер санкций, несоответствие существующих правовых запретов реально сложившейся ситуации)» [2, с. 16].

Согласно другой позиции, указывают объективные причины и условия, способствующие совершению правонарушений в сфере общественного порядка, связанных с потреблением алкогольных напитков и спиртосодержащей продукции: «недостатки семейного, школьного и общественного воспитания; отрицательные явления в трудовом коллективе; отсутствие социального контроля; недостатки в сферах общения и досуга; низкая, неразвитая культура потребления алкогольных напитков в российском обществе и распространение такого социального явления как пьянство. Вместе с тем, рассматривают также субъективные причины и условия: личные особенности правонарушителей и их взаимодействие с социальной микросредой» [3, с. 22].

Отметим, что под квалификацией правонарушений следует понимать «мыслительный процесс правоприменителя, заключающийся в сопоставлении признаков совершенного деяния с признаками, включенными законодателем в конструкцию определенного состава» [4, с. 95].

Анализ ч. 1 ст. 20.20 и ст. 20.21 КоАП РФ позволяет определить все четыре элемента состава указанных правонарушений: объект, объективную сторону, субъект, субъективную сторону.

Объектом правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ, являются общественные отношения в сфере общественного порядка, охраняемые мерами административной ответственности.

Объективной стороной деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ является деяние, выразившееся в потреблении алкоголя в местах, запрещенных федеральным законом.

Стоит отметить, что КоАП РФ не закрепляет в данной статье понятие общественного места, а указывает на места, запрещенные федеральным законом.

Таковым законом является Федеральный закон от 22 ноября 1995 года № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции».

Одним из дискуссионных вопросов в науке административного права является понятие общественного места при квалификации указанных деяний. Дискуссионность связана с тем, что до сих пор в федеральном законодательстве отсутствует закрепление данного понятия.

Кроме того, признак общественного места в качестве обязательного элемента входит в конструкцию объективной стороны не только указанных административных правонарушений.

Таким образом, на сегодняшний день назрела необходимость правового закрепления данного понятия.

В юридической литературе можно встретить различные трактовки понятия «общественного места». Так, Ю. П.

Соловей считает, что к общественным местам нужно относить «улицы, площади, транспорт общего пользования, аэропорты, вокзалы, парки, жилые микрорайоны, подъезды и другие места общения (нахождения) людей, в которых удовлетворяются их различные жизненные потребности и которые свободны для доступа неопределенного круга лиц» [5, c. 47].

И. С.

Бархатов предлагает считать общественными местами «места, в которых происходит пребывание и общение людей при удовлетворении ими материальных, культурных потребностей, в сфере управления, во время отдыха» [6, c. 72]. Как представляется, подобная трактовка является не очень удачной, поскольку позволяет понимать под общественным местом квартиры и иные места, которые таковыми явно не являются.

По мнению Е. А. Федеяева, стоит выделять ряд критериев, которые необходимо учесть при закреплении в действующем законодательстве понятия «общественного места». В частности,

  1. «Общедоступность мест, в том числе возможность свободного появления в них неограниченного круга лиц в любое время (относительно определенный признак).
  2. Общественные места, как правило, связаны с реализацией различных социально-культурных потребностей граждан.
  3. Независимость мест от формы их собственности.
  4. Места должны соответствовать критерию — коллективного пользования гражданами.
  5. Общественные места могут классифицироваться как места постоянного, временного и эпизодического пользования.
  6. Учесть признаки и категории мест, ранее прямо указанных в законодательстве в качестве общественных» [7, c. 79].

Как видно из приведенных определений, некоторые ученые расширяют круг понятия «общественного места», как путем перечисления конкретных мест, так и путем внесения условных переменных, при наличии которых место будет считаться таковым.

В правоприменительной практике возникает также множество споров по квалификационным признакам данного деяния. Во-первых, это понятие «общественного места». Данное понятие, как уже было отмечено выше, нормативно закреплено в ст. 16 Федерального закона от 22 ноября 1995 г.

№ 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции».

Однако важно подчеркнуть, что данное понятие может быть отнесено только к потреблению или распитию алкогольной или спиртосодержащей продукции (ч. 1 ст. 20.20 КоАП РФ), а не к общеприменительному содержанию понятия «общественное место».

Это, в свою очередь, влечет разногласия в толковании данного понятия между сотрудниками полиции и гражданами и впоследствии конфликты.

В связи с этим необходимо внести изменения в законодательство, в частности, дополнить ст. 20.20 КоАП РФ примечанием, содержащим понятие «общественного места».

«Под общественным местом в настоящем Кодексе следует понимать места общего пользования, в т. ч.

улицы, парки, скверы, транспортные средства общего пользования, места общего пользования в жилых домах — межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, коридоры, территории образовательных и дошкольных образовательных организаций, территории, прилегающие к жилым домам, в т. ч.

детские площадки, спортивные сооружения, территории вокзалов, аэропортов, места для обеспечения доступа к сети Интернет, а также магазины, дискотеки, салоны, клубы, сауны, бани, пляжи, гостиницы».

Субъектом данного правонарушения является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста административной ответственности.

С субъективной стороны рассматриваемое правонарушение является умышленным.

Объектом правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ, являются общественные отношения в сфере общественного порядка, охраняемые мерами административной ответственности.

Объективной стороной деяния, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ является деяние, выразившееся в появлении в общественных местах в состоянии опьянения. Законодатель, установив ответственность за появление в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения, не раскрывает признаков такого состояния.

В частности, не установлено, какое именно состояние опьянения (легкая, средняя либо тяжелая степень опьянения) может служить основанием для привлечения к административной ответственности [8, c. 117].

Данное замечание является вполне справедливым, поскольку в рамках деятельности полиции существует много незаконных процессуальных действий.

https://www.youtube.com/watch?v=B0k_USME8Fw

Обязательным признаком объективной стороны данного административного правонарушения является то, что человек находится не просто в состоянии алкогольного опьянения, а в таком виде, в котором оскорбляет человеческое достоинство.

Некоторые авторы рассматривают в своих исследованиях характерные особенности состояния, оскорбляющего человеческое достоинство и общественную нравственность.

В частности, «если поведение лица в состоянии опьянения явно нарушает общепризнанные нормы (непристойные высказывания или жесты, грубые выкрики, назойливое приставание к гражданам и т. п.

); нарушитель находится в общественном месте в неприличном виде (грязная, мокрая, расстегнутая одежда, неопрятный внешний вид, вызывающий брезгливость и отвращение); из-за опьянения лицо полностью или в значительной степени утратило способность ориентироваться (бесцельно стоит или бесцельно передвигается с места на место, нарушена координация движений и т. п.; полная беспомощность пьяного (бесчувственное состояние))» [9, c. 45]. Данные комментарии очень важны при квалификации правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП, однако они являются только мнением ученого и не имеют обязательного юридического значения.

Субъектом данного правонарушения является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста административной ответственности.

С субъективной стороны рассматриваемое правонарушение является умышленным.

Таким образом, наиболее проблемным в квалификации правонарушений, связанных с потреблением алкогольной и спиртосодержащей продукции и появлением в состоянии алкогольного опьянения в общественных местах, является понятие общественного места, что требует более точного определения. Необходимо ввести понятие «общественного места» и закрепить его в примечании к ст. 20.20 КоАП РФ.

Литература:

  1. Andersen P. Alcohol in the European Union. Consumption, harm and policy approaches / P. Andersen, Moller R., Galea G. — Copenhagen: World Health Organization, 2012. 161 s.
  2. Ковальчук А. С. Административно-правовые средства борьбы с административными правонарушениями в сфере охраны общественного порядка, и их применение органами внутренних дел: автореф. … дис. канд. юрид. наук / А. С. Ковальчук. — Хабаровск, 2003. — 20 с.
  3. Мотрович И. Д. Предупреждение и пресечение органами внутренних дел (полицией) административных правонарушений в сфере общественного порядка, связанных с потреблением алкогольной и спиртосодержащей продукции и появлением в состоянии алкогольного опьянения в общественных местах: автореф. … дис. канд. юрид. наук / И. Д. Мотрович. — Хабаровск, 2015. — 36 с.
  4. Кисин В. Р. административной ответственности, состояние и проблемы правового регулирования / В. Р. Кисин, Ю. И. Попугаев // Вестник Московского университета МВД России. — 2015. — № 6. — С. 94−97.

Источник: https://moluch.ru/archive/201/49481/

Практика назначения наказания по ст. 20.21 КоАП РФ

Наказали по ст.20.21 вместо 20.20

ОБОБЩЕНИЕ

судебной практики рассмотрения  дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 20.21 КоАП РФ на судебном участке по Гайскому району Оренбургской области

за период с 01 января 2015 по 30 апреля 2015 года

30 апреля 2015 года                                                                                            г. Гай

       Согласно плану работы на первое полугодие 2015 года мирового судьи судебного участка по Гайскому району Оренбургской области проведено обобщение  судебной практики рассмотрения мировым судьей  дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 20.21 КоАП РФ за период с 01 января 2015 года по 30 апреля  2015 года.

        Цель обобщения является анализ соблюдения норм материального и процессуального права при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст.20.21 КоАП РФ, а также обоснованность   направления дел указанной категории для рассмотрения мировому судье должностными лицами, составляющими протокол об административном правонарушении.

        Объектом противоправного посягательства по ст. 20.

21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, являются общественный порядок и общественная безопасность, а также здоровье и даже жизнь людей (например, обморожение в сильные морозы), которые, появляясь в общественных местах в состоянии сильного опьянения, создают реальную угрозу как для самих себя, так и для окружающих.

         Норма данной статьи направлена на защиту общественного порядка, общественной нравственности, на устранение опасности для жизни и здоровья людей, которые в состоянии опьянения создают реальную угрозу как для самих себя, так и для окружающих

         К общественным местам, где запрещено появление в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность, относятся: улицы, стадионы, скверы, парки, транспортные средства общего пользования, а также дворы, подъезды, лестничные клетки, лифты жилых домов; зрелищные предприятия (театры, кинотеатры, дворцы культуры); пляжи и т.п.

          Появление в общественных местах в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность, является правонарушением независимо от того, употреблялись ли спиртные напитки в ресторане, дома или в гостях.

           Зачастую лицо находится в общественном месте не просто в пьяном виде, а оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность, в частности если поведение лица в состоянии опьянения явно нарушает общепризнанные нормы (непристойные высказывания или жесты, грубые выкрики, назойливое приставание к гражданам и т.п.

); нарушитель находится в общественном месте в неприличном виде (грязная, мокрая, расстегнутая одежда, неопрятный внешний вид, вызывающий брезгливость и отвращение); из-за опьянения лицо полностью или в значительной степени утратило способность ориентироваться (бесцельно стоит или бесцельно передвигается с места на место, нарушена координация движений и т.п.

); полная беспомощность пьяного (бесчувственное состояние).

            Для квалификации правонарушения по данной статье Кодекса не имеет значения, в результате употребления каких напитков или препаратов лицо пришло в состояние опьянения.

           Дела об административных правонарушениях, предусмотренных  ст.20.21 КоАП РФ  рассматривают должностные лица органов внутренних дел (полиции) (ст. 23.3) или судьи, если возникает вопрос о применении административного ареста (ч. 2 ст. 23.1).

      В соответствии с ч. 1 ст. 23.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях дела о появлении в общественных местах в состоянии опьянения вправе рассматривать уполномоченные ч. 2 этой статьи должностные лица органов внутренних дел (полиции).

         Вместе с тем они могут передать дело на рассмотрение судье, если с учетом характера совершенного правонарушения, личности лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и других указанных в Законе обстоятельств признают необходимым применить наказание, назначение которого отнесено к исключительной компетенции судей. Санкцией статьи предусмотрено назначение наказания в виде административного ареста. Поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 3.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях это наказание назначается только судьей, при необходимости его применения дела указанной категории подлежат передаче мировому судье.

          Всего за   период с 01 января 2015 года по 30 апреля 2015 года мировым судьей судебного участка по Гайскому району Оренбургской области рассмотрено 1 дело данной категории, к административной ответственности привлечено 1 лицо.

          Как показало изучение дел об административных правонарушениях указанной категории, подведомственность и подсудность их рассмотрения соблюдаются. Все дела, рассмотренные мировым  судьей, переданы ему  на основании определений уполномоченных должностных лиц.

          Основная масса протоколов об административном правонарушении по ст. 20.

21 Кодекса Российской Федерации составляется на лиц, которые нигде не работают, то есть постоянного источника дохода не имеют, совершили правонарушения в состоянии алкогольного опьянения.

Совершение данного правонарушения свидетельствует о низкой культуре нарушителя, его эгоизме, пренебрежении интересами общества, других людей, об игнорировании правил приличия и благопристойности.

           Размер наказания в виде штрафа по ст. 20.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях – от пятисот до одной тысячи пятисот рублей. Наказание в виде административного ареста установлено до пятнадцати суток.

          Статистические данные свидетельствуют, что из числа лиц, подвергнутых наказанию по ст. 20.21 КоАП РФ, на судебном участке по Гайскому району с 01 января 2015 года по 30 апреля 2015 года назначено наказание в виде административного ареста – 1 лицу. Наказание в виде штрафа, мировым судьей, не назначалось.

          При назначении наказания лицу, совершившему административное правонарушение, учитывались характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность.

Например: Административное дело № 5-47/15г. в отношении С*** по ст. 20.21 КоАП РФ.  Согласно протоколу об административном правонарушении  С***, находился в общественном месте, в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность.

Вина С*** в совершении правонарушения была подтверждена исследованными в судебном заседании доказательствами.

Мировой судья при назначении наказания, принял во внимание характер совершенного правонарушения, данные о личности, имущественное положение С***, наличие обстоятельства, смягчающего административную ответственность, которыми явилось признание вины, отсутствие обстоятельств, отягчающих административную ответственность, а также отсутствия обстоятельств, препятствующих аресту. Суд пришел к выводу о необходимости назначения наказания С*** в виде административного ареста, поскольку применение иных видов наказания не обеспечило бы реализации задач административной ответственности. С*** назначено наказание в виде административного ареста сроком на 1 (одни) сутки.

             Дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст.20.21 КоАП РФ, прекращенных производством  не имеется.

        В орган составивший протокол для устранения недостатков дела данной категории не возвращались.

            В апелляционном порядке дела данной категории не обжаловались.

 В сроки, свыше установленных ст. 29.6 КоАП РФ, дела данной категории не рассматривались.

           Согласно ч.4 ст.29.6 КоАП РФ дело об административном правонарушении, совершение которого влечет административный арест, рассматривается в день получения протокола об административном правонарушении и других материалов дела.

         Практика показала, что все дела  данной категории   рассмотрены в день получения протокола. 

        В соответствии с ч.1 ст.28.8 КоАП РФ протокол об административном правонарушении направляется судье в течение трёх суток с момента его составления.

             Например:

Источник: https://gair.kodms.ru/press/praktika-naznacheniya-nakazaniya-po-st-2021-koap-r/

Статья 20.6.1 КоАП РФ (нарушение карантина): практика применения

Наказали по ст.20.21 вместо 20.20

“Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения” – статья 20.6.1 КоАП РФ

Да, если закон принимается 01 апреля, то его довольно сложно воспринимать всерьёз. Статью 20.6.1 в КоАП РФ включили именно Федеральным законом от 01.04.2020 N 99-ФЗ.

На момент написания заметки эта статья в КоАП существует всего неделю, и сколько-нибудь значительной судебной практики еще не сложилось. НО именно ею сейчас пугают россиян, именно в пользу этой статьи сейчас отказываются от практики привлечения по ч. 2 статьи 6.3 КоАП нарушителей “самоизоляции”, “карантина” и “режима повышенной готовности”.

Что ж, не зря ведь эту статью спешно добавили в КоАП, потому нет сомнений в скором повальном и повсеместном привлечении граждан к административной ответственности по ст. 20.6.1 КоАП.

Я лишь хочу разобраться в том, можно ли в принципе по этой статье 20.6.1 кого-либо привлекать к ответственности?

1. Толкуем буквально диспозицию

1.

Невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или в зоне чрезвычайной ситуации, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 6.3 настоящего Кодекса, –

В диспозиции статьи мы видим “Невыполнение правил поведения…“. И тут уже не понятно, какие именно “правила поведения” нужно не выполнять.

Ну можно, например, вилку в правой руке держать, а нож – в левой. Можно место в общественном транспорте не уступить пожилому человеку. Можно и матом выругаться в общественном месте, что тоже относится к нарушениям правил поведения.

Возможно законодатель имел ввиду “Правила поведения, обязательные для исполнения гражданами и организациями, при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации” (Утв. Постановлением Правительства РФ от 2 апреля 2020 г. N 417).

По времени принятия эти Правила почти совпадают с включением ст. 20.6.1 в КоАП, название Правил подходит под диспозицию, к тому же КоАП федеральный и разумно было бы предположить, что ответственность предусмотрена за нарушение федеральных Правил.

Вот только нарушить эти Правила поведения довольно сложно… по крайней мере обычному гражданину…, не нарушив при этом требований других правовых актов – федеральных законов.

Для примера (цитата из Правил поведения):

граждане обязаны:а) соблюдать общественный порядок, требования законодательства Российской Федерации о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения

Но ведь и до этого постановления Правительства гражде были обязаны соблюдать общественный порядок и требования законодательства, разве нет?

При угрозе возникновения или возникновении чрезвычайной ситуации гражданам запрещается:а) создавать условия, препятствующие и затрудняющие действия уполномоченных должностных лиц и работников общественного транспорта;б) заходить за ограждение, обозначающее зону чрезвычайной ситуации или иную опасную зону;в) осуществлять действия, создающие угрозу собственной безопасности, жизни и здоровью;г) осуществлять действия, создающие угрозу безопасности, жизни, здоровью, санитарно-эпидемиологическому благополучию иных лиц, находящихся на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или в зоне чрезвычайной ситуации;д) распространять заведомо недостоверную информацию об угрозе возникновения или возникновении чрезвычайной ситуации.

Ну, так и это в обычных условиях тоже запрещается. Кроме, конечно, подпункта “в” – который уж очень располагает к философствованию…

А пункты 5 и 6 Правил поведения вовсе противоречат положениям Федерального закона “О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера”.

Можно, конечно, ещё предположить, что в диспозиции статьи 20.6.1 КоАП имеется ввиду нарушение Правил поведения, которые вводятся органами государственной власти субъектов Российской Федерации (им такие полномочия предоставлены п. “у)” ч.

1 ст. 11 Закона “О защите населения и территорий от ЧС”).

НО, во-первых, никто в регионах такие Правила специально не ввел, а во-вторых, КоАП ведь федеральный, и с чего бы ему устанавливать ответственность за нарушение региональных правил?

Исходя из буквального толкования диспозиции ст. 20.6.1 КоАП РФ, привлечь к ответственности по ней обычного гражданина не получится. Тут только должностные лица подпадают и далеко не все.

2. Толкуем буквально гипотезу

…при введении режима повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или в зоне чрезвычайной ситуации, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 6.3 настоящего Кодекса

Тут довольно четко определен момент совершения правонарушения – “при введении режима повышенной готовности”.

Отсюда можно сделать вывод о лице, которое не может нести ответственность по статье 20.6.1 КоАП. И это то лицо, которое не вводило режим повышенной готовности.

Приведу пример. За нарушение правил маневрирования (ст. 12.14 КоАП) отвечает лицо, управлявшее транспортным средством в момент маневрирования, но не пешеход, которого это транспортное средство задавило из-за нарушения при маневрировании.

За нарушение правил при введении режима, отвечает лицо, которое его (режим) вводило, но не те лица, кто от этого пострадали.

Для обывателя не существует момента “при введении режима”; для обывателя есть период времени до введения режима (до опубликования соответствующего акта) и период времени после введения режима (после опубликования соответствующего акта).

В этой связи меня уже сейчас очень удивляют протоколы по ст. 20.6.1 КоАП, составленные в отношении граждан, не являющихся должностными лицами, уполномоченными вводить режим повышенной готовности.

3. О санкции статьи 20.6.1

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до тридцати тысяч рублей; на должностных лиц – от десяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, – от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц – от ста тысяч до трехсот тысяч рублей

С учетом гипотезы и диспозиции этой статьи наличие в ней наказаний для граждан, предпринимателей и юридических лиц тут кажется лишним, ведь никто из них не уполномочен вводить режим повышенной готовности и не способен совершить “нарушение при введении режима”

Впрочем, и в таком виде санкция ст. 20.6.1 КоАП очевидно свидетельствует о непонимании законодателем общественной опасности деяния, за совершение которого установлена ответственность. Для граждан разброс составляет – от предупреждения до штрафа в 30 000 рублей; это очень большой разброс.

Мы ведь можем и к статье 3.4 КоАП обратиться:

Предупреждение устанавливается за впервые совершенные административные правонарушения при отсутствии причинения вреда или возникновения угрозы причинениявреда жизни и здоровью людей, объектам животного и растительного мира, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской Федерации, безопасности государства, угрозы чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также при отсутствии имущественного ущерба

А теперь риторический вопрос: Если угроза чрезвычайной ситуации отсутствует (а это одно из условий для применения предупреждения), то как можно привлекать к ответственности за ” Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения”(это название ст. 20.6.1 КоАП)?!

Если состав правонарушения отсутствует, то нет правонарушения. Если нет общественной опасности, то нет ни состава, ни правонарушения. Если нет правонарушения, то нельзя наказывать и привлекать к ответственности (ни в форме предупреждения, ни в форме условного срока…). Нет ответственности без нарушения. Не бывает такого, не должно такого быть в правовом государстве!

Размеры штрафов, установленные ст. 20.6.1 КоАП мне кажутся непропорциональными. Впрочем, для объективной оценки необходимо провести сравнительный анализ с другими составами правонарушений и преступлений, но на это нет ни времени ни желания (возможно, законодатель рассуждал так же).

4. Всё отдано на откуп судьям

Именно такое ощущение и складывается от статьи 20.6.1 КоАП РФ.

Судейскому усмотрению тут оставили широкий простор.

Расплывчатые формулировки позволяют вольно толковать признаки состава правонарушения, а санкции – дают свободу не только в назначении размера штрафа, но и в известной степени вручают судьям инструмент для торга.

Сговорчивым “нарушителям” можно минималку в виде предупреждения или штрафа в 1000 рублей, а уж если кто вздумает спорит и препинаться, тому по полной – 30 000 рублей… и повторный сразу же за то, что нарушил карантин, явившись в суд.

***

А ведь это очень печально – смотреть на то, как правовая система твоего государства рушится, как валится система правосудия. Печально.

Подписывайтесьна канал,если еще не подписаныСтавьте “палец вверх”, делитесь в соцсетях, оставляйте комментарииНайти меня на сайте:buro26.ru, если понадоблюсь

Источник: https://zen.yandex.ru/media/b26/statia-2061-koap-rf-praktika-primeneniia-5e90e0539c87a00d2d7d2c78

Защита Законом