Мошенничество по договору поставки

Блоги профессионалов на «Ведомостях»

Мошенничество по договору поставки

С точки зрения Уголовного кодекса мошенничество – это хищение имущества путем обмана или злоупотребления доверием. Мошенничество в бизнесе сейчас процветает, как и прежде. На какие уловки пускаются злоумышленники, чтобы воспользоваться доверчивостью, невнимательностью или халатностью предпринимателей?

Подделка платежки об оплате товара. Оптовый продавец оборудования из Москвы получил срочный заказ на поставку по предоплате от потенциального столичного клиента.

Клиенту высылают по электронной почте счет. Через пару часов поставщик получает платежку об оплате товара. Не проверив поступление денег, поставщик отгружает продукцию.

А потом обнаруживает, что никаких денег от клиента на счет не поступило.

В подобных случаях мошенники рассчитывают на небрежность продавца при проверке платежки, вызванную желанием менеджеров получить премию по результатам продаж. Как правило, такие платежки приходят в пятницу вечером, когда банки уже закрыты. Покупатель начинает активно убеждать продавца срочно отгрузить товар. Через пару дней найти его почти нереально.

А проверять поступление денег на счет перед отгрузкой продукции нужно всегда.

Перехват электронной почты. Если компания не имеет собственного почтового сервера, а пользуется бесплатными сервисами, их могут взломать и перехватить важные письма.

Столичный поставщик инженерного оборудования вел переговоры о поставке во Владивосток. Предполагалась предоплата, переговоры велись по электронной почте. Поставщик выслал счет покупателю по электронной почте. Последний уверял, что его заплатил, продукцию отгрузили, но деньги на счет поставщика так и не поступили.

Выяснилось, что покупатель получил поддельное письмо с приложенным счетом. В нем были указаны реквизиты фирмы-мошенника. Злоумышленники перехватили подлинное письмо поставщика и заменили подложным. Советую предпринимателям использовать собственный почтовый сервер, отслеживать поступление денег и проверять контрагентов перед началом сотрудничества.

Перерегистрация контрагента. Контрагент-должник предлагает вам перевести старые долги на новую фирму в связи со сменой юрлица? Традиционная смена каждые три года операционной компании в целях ухода от налоговых проверок, казалось бы, не вызывает подозрения, но может и быть сигналом, что вам не хотят возвращать долг.

Поэтому нужно проверить, что изменилось у контрагента: произошла ли смена директора, адреса, учредителей. Для этого можно воспользоваться специальными программами проверки контрагентов, которые проверят также подачу исков, блокировку счетов и т. п. Рекомендуется также потребовать поручительства по долгу от бенефициаров компании или его досрочного возврата.

Фабрикация фальшивых документов и сайтов. Пример из практики: фирма-покупатель просит большую партию товара с отсрочкой, но готова оплатить аванс в 30%. Служба безопасности, проверив ее, дает добро.

Но после заключения договора аванс приходит на счет поставщика не со счета покупателя, а от физлица. Покупатель объясняет, что так быстрее и удобнее, а продавец, получивший аванс, не подозревает об угрозе. После отгрузки товара закупщик исчезает.

Оказалось, что все документы и подписи покупателя на них подделаны.

Другой вариант мошенничества – некая фирма создает интернет-магазин для продажи востребованного товара по хорошей цене с отличными условиями поставки. Покупатели заключают договоры и платят авансы. Через некоторое время фирма исчезает.

Поэтому предпринимателям следует внедрить алгоритм тщательной проверки контрагентов (звонить по официальным телефонам, анализировать сайт, выяснять бенефициаров), проверять полномочия и документы подписывающих их лиц, а в случае оплаты не со счета покупателя выяснять причины.

Недобросовестное посредничество. Часто предприниматели ищут посредников для решения щекотливых административных или коммерческих вопросов.

Через знакомых или в интернете они находят людей, готовых решить проблему. Оплата обычно производится наличными или через подставные компании. После аванса посредник исчезает.

Совет один – не полагаться на посредников и действовать только законными методами.

Мошенничество через аффилированную фирму. Часто бизнес разделен на компанию-владельца активов и посредническую операционную компанию, которая общается с контрагентами. Такая схема часто становится причиной неисполнения обязательств посредником.

Бизнесмен заключил сделку о поставке топлива из России за границу, а для его перевозки нашел подходящее судно. Компания-судовладелец в целях оптимизации налогообложения предложила заключить договор фрахта с офшорной фирмой.

Но после погрузки топлива на $3 млн на судно оказалось, что товар испорчен, поскольку судовые резервуары не были как следует очищены.

Суды длились три года, и судовладелец избежал ответственности, так как формально договор был заключен с офшором.

Советы: заключайте сделки с головной компанией – владельцем активов и требуйте поручительства от бенефициаров или от самой головной компании.

Мошенничество с грузом. Нередко грузы, перевозимые автотранспортом, похищают – из-за высокой стоимости товаров, вмещающихся в фуру, и простоты способов хищений.

Обычно предприниматель заказывает перевозку груза у экспедиторских компаний, выбирая ту, которая предложит самый выгодный тариф.

Но большинство экспедиторов не имеют собственного автотранспорта, поэтому под заказ ищут перевозчика с машиной.

Экспедитор часто не успевает проверить своего контрагента и договаривается с ним даже без личной встречи, по электронной почте. Этим пользуются мошенники.

Уже через несколько часов после заказа груз может оказаться у аферистов, а заказчик будет спокоен, ведь он обратился к знакомому экспедитору. Груз, как правило, перегружается в нескольких местах для заметания следов. Найти его почти невозможно.

Ответственность за пропажу несет экспедитор, но у него может не хватить денег для возмещения убытков.

Поэтому следует подписывать договоры поручительства с бенефициарами экспедиторских компаний, страховать перевозки и работать только с проверенными и крупными транспортными компаниями.

Также под роспись предупредите водителей, что в случае звонка от перевозчика о смене места выгрузки немедленно следует сообщить об этом по телефону заказчику и в полицию – хотя и сам водитель может состоять в группе мошенников.

Автор – старший партнер адвокатского бюро «Юрлов и партнеры»

Источник: https://www.vedomosti.ru/management/blogs/2017/11/23/742896-moshennichestva-kontragentov

Чем отличается мошенничество в предпринимательской деятельности от неисполнения договора

Мошенничество по договору поставки

Случаев, когда банальное неисполнение договора, правоохранительные органы расценивают как мошенничество в предпринимательской деятельности, на практике встречается немало.

С июля 2016 года наказание за такое преступление стало более суровым. За нанесение ущерба в значительном размере, а это всего 10 тысяч рублей, можно получить 5 лет лишения свободы.

Если стоимость «присвоенного» имущества больше 12 миллионов рублей — можно попасть за решетку на 10 лет.

Так называемая «предпринимательская» статья 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности) была отменена в 2016 году. Но тут же вернулась в Уголовный кодекс в новом виде. Преднамеренное неисполнение договора, заключенного между предпринимателями (юридическими лицами) теперь регулируется частями 5–7 статьи 159 УК РФ.

Это значит, что если срок исполнения обязательств наступил, а один из участников их не выполнил, то «обиженная» сторона может обратиться не только в суд с гражданским иском, но и в полицию с заявлением о возбуждении уголовного дела.

Уголовная ответственность за неисполнение договора

Мошенничество — это форма хищения, и предполагает два способа совершения преступления: путем обмана и злоупотребления доверием. Главный признак, позволяющий отличить его от обычного неисполнения условий соглашения — преднамеренность действий обвиняемого. По сути, это понятие приравнивается к наличию умысла, как формы вины в уголовном праве.

Таким образом, чтобы обвинить предпринимателя или должностное лицо коммерческой организации в совершении мошенничества при заключении договора, необходимо доказать наличие таких признаков, как:

  • способ совершения преступления  (обман, злоупотребление);
  • наличие факта хищения (присвоения денег, имущества);
  • виновное неисполнение договорных обязательств;
  • заранее обдуманный умысел с корыстной целью.

Заметим, что речь о хищении (присвоении, растрате) может идти только в том случае, когда одна из сторон теряет свое имущество (деньги), то есть право на них переходит к участнику, не исполнившему обязательства. Если же компания несет убытки, но остается собственником своего имущества, состав преступления отсутствует.

Очевидно, что если договор подписало лицо, не имеющее на это полномочий, или были представлены поддельные документы, обман доказать несложно. Но во многих случаях ситуация бывает не такой однозначной. Так, например, Верховный Суд указывает, что «заведомое отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство» может указывать на преступный умысел.

Однако предприниматель никогда не может быть полностью уверен в том, что исполнит обязательства. Его деятельность по определению является рисковой. И ситуация, когда он продает товар, которого нет, рассчитывая на то, что к наступлению оговоренного срока, он у него будет — скорее норма, чем исключение.

В таких случаях задача адвоката по экономическим преступлениям доказать, что условия не были выполнены подзащитным в силу наступления объективных обстоятельств, на которые он не мог повлиять. Если они не были созданы его действиями, направленными на прекращение обязательств, основания для обвинения в мошенничестве отсутствуют.

Пример. Предприниматель «Б» заключил контракт с государственным учреждением на поставку оборудования, которое в свою очередь приобрел у ООО «К». Обязательства были выполнены в срок, деньги перечислены продавцу. Однако при вскрытии упаковки было обнаружено, что оборудование — бывшее в употреблении и не соответствует контрактной спецификации. Несмотря на то, что договор был исполнен не надлежащим образом, признаков мошенничества суд в данном случае не выявил.

Четкая грань между фактом неисполнения обязательств и мошенничеством отсутствует. В доказательство умысла суды рассматривают такие обстоятельства, как наличие денег на счетах на день оплаты, или подписание договора при отсутствии необходимой лицензии на проведение работ.

Здесь возникает немало спорных моментов, которые можно использовать для защиты. Так, например, в последнем случае поведение участника прямо свидетельствует лишь о том, что он нарушает лицензионное законодательство.

Это правонарушение наказывается привлечением к административной ответственности.

Типичные ситуации и судебная практика

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности может быть квалифицировано только при наличии умысла (преднамеренности), и доказать его наличие бывает проблематично. Неисполнение же договора проявляется в самых разных формах. Поэтому каждое дело индивидуально, а судебная практика складывается противоречиво. Приведем несколько примеров.

  1. Сразу же после подписания соглашения о поставке, и получения предоплаты, поставщик не стал выполнять обязательства. Причиной этому могут послужить не зависящие от него (форс-мажорные) обстоятельства, тогда оснований для обвинения нет. Мошенничество при заключении договора будет доказано, если на момент заключения соглашения у него отсутствовало необходимое количество товара, и источники его получения.
  2. Часть обязательств была исполнена, то есть фактически речь идет о ненадлежащем исполнении договора, что предусматривает разрешение конфликта в порядке гражданского судопроизводства. Однако дело может повернуться по-другому.
Пример. ООО «Алтай» подписало документы о поставке риса с компанией «М» и выполнило условия. Затем общество предложило продолжить сотрудничество, снизив цену ниже рыночной. Было заключено дополнительное соглашение, «М» оплатила поставку, но ничего не получила. Суд пришел к выводу, что со стороны поставщика имело место мошенничество путем злоупотребления доверием.

Если сторона, нарушившая условия соглашения, выполнила свои обязательства после истечения срока, добровольно и в полном объеме, обычно суд не рассматривает это как преднамеренное неисполнение договора.

Справедливости ради отметим, что случаи мошенничества в сфере предпринимательской деятельности, замаскированные под неисполнения договора, также встречаются часто. Поэтому защита интересов может потребоваться любой из сторон. Только опытный адвокат может правильно оценить всю совокупность обстоятельств, и выработать грамотную позицию, тактику защиты, поведения во время следствия и в суде.

В Санкт-Петербурге помощь в делах о мошенничестве оказывает адвокат Боцман А.Н., принимающий по адресу: Невский проспект, 153. Ближайшее метро — Площадь Александра Невского. Обращаясь к нему, вы можете рассчитывать на грамотную консультацию — опыт его работы в органах УВД, юстиции, налоговой полиции составляет больше 20-ти лет.

В любое время к нему можно обратиться по телефону: +7 (921) 357-29-63

Источник: http://911botsman.ru/moshennichestvo_predprinimatelskoi_sfere

Недобросовестный контрагент: как защитить свои деньги

Мошенничество по договору поставки

Заключение любой сделки подразумевает доверие другой стороне. Можно даже сказать, что без определенной доли доверия сделка вообще невозможна. Оплачивая товар, покупатель верит, что продавец поставит ему указанное количество качественного товара в оговоренные сроки.

Продавец товара, предоставляя отсрочку платежа, уверен, что покупатель выполнит свои обязательства по оплате. Грузоотправитель, передавая товар перевозчику, предполагает, что товар будет доставлен в срок по указанному адресу.

В частной жизни нам обычно не хочется иметь дело с тем, кому мы не доверяем, и мы, как правило, уклоняемся от совместных действий, желая защитить себя от возможных потерь. На уровне фирмы необходимо действовать аналогичным образом и не заключать сделки с теми, кто не внушает доверия.

Даже если контрагент не вызывает подозрений, нельзя говорить о безусловной защищенности фирмы, так как хищение может быть не только откровенным грабежом или кражей. Оно может осуществляться в форме мошенничества, когда само имущество или права на него приобретаются путем обмана или злоупотребления доверием.

Защита от мошенников при реализации и приобретении товаров в рассрочку

О наличии умысла, направленного на хищение, может свидетельствовать следующее:

  • заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство;
  • отсутствие необходимой лицензии на осуществление деятельности;
  • использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем;
  • сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества;
  • создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

При этом мошенничество в составе организованной группы с использованием служебного положения может совершаться и в особо крупном размере. Например, директор или генеральный директор может заключать договоры поставки с поставщиками — юридическими лицами и не выполнять обязательства по полной оплате полученных товаров.

Обратите внимание. Нередко мошенник осуществляет рекламу своей деятельности, а при заключении договора в его тексте четко не оговаривает условия оплаты, откладывая исполнение своих обязательств на неопределенный срок.

Неопределенность в условиях оплаты может быть выгодна как мошеннику, выступающему в роли продавца, так и мошеннику, выступающему в роли покупателя. Поэтому при заключении договора необходимо обратить внимание на то, какие сроки и условия возврата перечисленных ранее денежных средств предусматривает договор в случае недопоставки товара, расторжения договора и пр.

При этом необходимо обратить внимание на то, какой правовой статус имеют денежные средства, перечисляемые в счет предстоящей поставки товара (выполнения работ, оказания услуг).

Гражданское законодательство допускает использование различных механизмов, и неопределенность в данном вопросе может привести к неверной квалификации правовой сущности обязательств, тем более что для ряда соглашений письменная форма сделки является обязательной.

Например, задаток — это денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения. Если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны.

Если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка. Сверх того, сторона ответственная за неисполнение договора, обязана возместить другой стороне убытки с зачетом суммы задатка, если в договоре не предусмотрено иное. Соглашение о задатке независимо от суммы задатка должно быть совершено в письменной форме.

В противном случае эта сумма считается уплаченной в качестве аванса.

В свою очередь, аванс представляет собой оплату покупателем товара (работ, услуг) полностью или частично до передачи его продавцом (предварительная оплата).

Когда срок предварительной оплаты договором не оговорен, оплата аванса должна быть произведена в семидневный срок со дня предъявления требования, если иное не предусмотрено законодательством, обычаями делового оборота или существа обязательства.

Если продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный срок, покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом.

На сумму предварительной оплаты исчисляются проценты (исходя из ставки рефинансирования ЦБ РФ) со дня, когда по договору передача товара должна была быть произведена, до дня передачи товара покупателю или возврату покупателю предварительно уплаченной им суммы.

Таким образом, обязательства сторон в приведенных выше случаях различны. Различны также их налоговые последствия и порядок бухгалтерского учета. По этой причине во избежание противоречий необходимо уделить должное внимание тексту договора.

Имеет смысл предусмотреть в договоре уплату неустойки. Соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы данного соглашения влечет его недействительность.

Перед заключением договора необходимо ознакомиться с уставом контрагента. Особое внимание следует обратить на следующие сведения:

  • о компетенции органов управления контрагента;
  • вопросах, составляющих исключительную компетенцию общего собрания участников общества;
  • порядке принятия органами общества решений.

Также следует ознакомиться с выпиской из ЕГРЮЛ. Некоторые данные, содержащиеся в выписке, должны вас насторожить: недавняя дата создания фирмы, частая смена ее исполнительного органа, адреса, учредителей, отсутствие в зарегистрированных статистических кодах того вида деятельности, на осуществление которого заключается договор, и т. п.

Есть смысл убедиться в наличии лицензии и иной разрешительной документации, если в соответствии с законодательством она необходима.

Кроме того, определенные сведения можно почерпнуть из данных бухгалтерской отчетности (баланса, отчета о прибылях и убытках, отчета о движении денежных средств). В идеале необходимо рассматривать отчетность, заверенную нотариально.

В некоторых случаях для формирования мнения о фирме нужно провести экспресс-анализ ее деятельности, рассчитать коэффициенты ликвидности, финансовой устойчивости, определить рейтинг фирмы.

Такого рода анализ выполняется практически каждым банком при принятии решения о кредитовании, но ведь отсрочка платежа — это коммерческий кредит, пусть он беспроцентный, пусть срок его погашения не может быть точно определен, но сторона, его предоставляющая, выступает в роли кредитора, и риск невозврата средств должен быть оценен.

Иногда подобный анализ деятельности контрагента и вовсе не требуется, достаточно простого визуального знакомства с его отчетностью (если, предположим, отчетность «нулевая»).

Если для фирмы-контрагента аудит ее бухгалтерской (финансовой) отчетности является обязательным, необходимо убедиться в наличии аудиторского заключения и ознакомиться с его содержанием.

Дополнительно имеет смысл запросить и более детальные сведения, проследить кредитную историю контрагента, собрать сведения о наличии (отсутствии) просроченной дебиторской и кредиторской задолженности, оценить динамику общей суммы обязательств.

Обратите внимание. ФАС России ведет реестр недобросовестных поставщиков. В реестр недобросовестных поставщиков включаются сведения об участниках размещения заказа, уклонившихся от заключения контракта, а также о поставщиках (исполнителях, подрядчиках), с которыми контракты по решению суда расторгнуты в связи с существенным нарушением ими контрактов.

Источник: https://www.profiz.ru/peo/11_2011/contragent/

Мошенничество: основные признаки и отличие от гражданских правоотношений

Мошенничество по договору поставки

Мошенничество представляет собой хищение чужого имущества либо приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

В наше непростое время, когда культ потребления и наживы стал преобладать над другими ценностями, вопросы имущественных правоотношений давно вышли на первый план в жизнедеятельности общества.

В этой связи мошенничество стало, пожалуй, самым «популярным» и распространенным составом преступления. Едва ли не большинство постояльцев следственных изоляторов и колоний отбывают срок по этой статье.

Между тем, существует ряд отличий мошенничества от правоотношений, которые регулируются гражданским законодательством и не влекут за собой уголовного наказания.

Остановимся на наиболее существенных и важных моментах квалификации действий физического лица как мошенничества.

Мошенничество представляет собой хищение чужого имущества либо приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Отличительной особенностью мошенничества от других видов хищений (кражи, присвоения или растраты и др.) является то, что потерпевший добровольно передает свое имущество или право на него мошеннику. При этом, преступник использует два способа совершения преступления: обман и злоупотребление доверием, как по отдельности так и совместно.

При обмане преступник умышленно вводит жертву в заблуждение относительно необходимости передачи ему имущества.

Классической «разводкой на деньги» посредством обмана можно считать, например, ситуацию, когда вам звонит незнакомый человек и говорит, что ваш родственник совершил ДТП с тяжкими последствиями и, чтобы урегулировать вопрос с потерпевшей стороной и с правоохранителями, нужно привезти в определенное место и передать определенному лицу оговоренную сумму денег.

Мошенниками являются, например, и те, кто реализует за приличные деньги под видом несуществующих чудодейственных лекарств от тяжелых неизлечимых заболеваний какие-либо копеечные препараты или средства, не имеющие отношения к медицине.

При злоупотреблении доверием мошенник использует сложившиеся между ним и жертвой доверительные отношения, играя на ее отзывчивости, желании помочь.

Так, например, в недавней практике имел место случай, когда женщина занимала у подруги незначительные суммы денег и возвращала в оговоренные сроки.

Далее, создав себе таким образом положительную репутацию добросовестного человека и желая завладеть значительными денежными средствами, мошенница «заняла» у подруги крупную сумму денег, которую присвоила и возвращать не намеревалась.

Участились случаи так называемого интернет-мошенничества, когда мошенники размещают в сети недостоверную информацию, компьютерные программы и при помощи интернет-банкинга или QIWI-кошелька предлагают инвестировать средства в те или иные несуществующие «воздушные» проекты.

Следует обратить внимание на отличие мошенничества от ненадлежащего исполнения (неисполнения) гражданско-правовой сделки. Например, вам задолжали денег по письменному договору (расписка также является договором). Вы обратились в полицию с заявлением, полагая, что в отношении вас совершено мошенничество.

Но в полиции вам могут отказать в регистрации вашего заявления, ссылаясь на наличие между вами и контрагентом гражданско-правовых отношений, если указанный договор не признан судом недействительным.

Таким образом, закон предписывает в этом случае обращаться в гражданский суд и признавать сделку недействительной.

Для потерпевшей стороны это создает определенные проблемы, т.к.

и при наличии письменного договора может иметь факт мошенничества, но орган правопорядка в силу требований закона устраняется от расследования мошеннических действий уже на первоначальном этапе, что влечет за собой потерю драгоценного времени и, как следствие, потерю возможности возместить ущерб. В данной ситуации вернуть дело в уголовно-правовое русло можно, только если гражданский суд, рассматривая дело о признании сделки недействительной, вынесет частное определение о направлении материалов в правоохранительные органы для организации досудебного расследования по факту мошенничества. Указанные требования закона не распространяются на случаи подачи коллективных, многочисленных заявлений о недобросовестном исполнении договорных обязательств тем или иным лицом (лицами).

Описанный выше законодательный порядок, введенный несколько лет назад, на мой взгляд, сильно усложнил жизнь гражданам, пострадавшим от мошенников. Ведь гражданские процессы могут длиться очень и очень долго. При положительном решении суда и его вступлении в законную силу возбуждается исполнительное производство, которое в большинстве случаев не приводит к возмещению причиненного вреда.

Лица, занимающиеся мошенничеством, имеют набор своих «профессиональный качеств», среди которых предусмотрительность и осторожность. Как правило, у мошенников отсутствует имущество, за счет которого обманутое лицо может удовлетворить свои материальные и финансовые требования.

Поэтому исполнение судебных решений зачастую не приводит к желаемому результату.

В то время как надлежащий сбор доказательств по уголовному делу, обоснованное применение меры пресечения в виде заключения под стражу и ряд других законных мер во многих случаях понуждают мошенника к возмещению причиненного вреда, поскольку это может отразиться на последующей мере наказания.

В чем же все-таки отличие мошенничества от неисполнения условий гражданско-правовой сделки? При мошенничестве корыстный умысел на завладение вашим имуществом возникает у преступника до или в момент заключения с вами договора, по которому вы передаете имущество либо право на него.

Если же ваш контрагент перестал выполнять условия договора (например, осуществлять платежи), в ходе его исполнения и в силу объективных причин (например, в силу обстоятельств от него не зависящих, ухудшения экономической ситуации, проблем с поставщиками и пр.

), такие действия не могут квалифицироваться как мошенничество.

Возникает справедливый вопрос: как понять, что действительно возникли такие обстоятельства и это не «кидалово»? При наличии письменного договора о наличии в действиях лица мошенничества могут свидетельствовать следующие признаки: при заключении сделки лицо не располагало финансовыми и материальными возможностями исполнить свои обязательства; не имело соответствующих разрешений (лицензий); использовало подложные документы; имело задолженности, которые сокрыло; приняло на себя заведомо невыполнимые обязательства и др. Все эти обстоятельства свидетельствуют о наличии изначального умысла на неисполнение обязательств, т.е. на мошенничество. Указанные признаки должны быть установлены, исследованы и доказаны в ходе досудебного расследования и в суде.

Конечно же, большое значение при решении задачи о том, как защититься от мошенников, вернуть свое утраченное имущество (право на имущество), имеют такие вопросы как: правильность составления договора, расписки, соблюдение процессуальных сроков для обращения в суд, правоохранительные органы, организация надлежащего расследования преступных фактов и многое другое. В этой связи своевременное обращение за профессиональной юридической помощью избавляет от возникновения многих проблем, связанных с фактами мошенничества.

Данная публикация, безусловно, не охватывает всего перечня вопросов, которые возникают при защите прав граждан, пострадавших от действий мошенников. В случае необходимости получить дополнительные комментарии или обратиться за помощью вы всегда можете по адресу: www.alaw.kz в разделе «вопрос адвокату» или позвонив по телефону: +77017147065.

Вся важная информация о коронавирусе в Казахстане публикуется в telegram канале «zakon.kz». Подписывайтесь!

Источник: https://www.zakon.kz/4980718-moshennichestvo-osnovnye-priznaki-i.html

Когда мошенничество – это сделка, а сделка – это мошенничество

Мошенничество по договору поставки

При расследовании экономических преступлений российский правоохранитель зачастую использует положения ст. 159 УК о мошенничестве. Но квалификация по данному составу сопряжена с риском совершения ошибки. Ведь иногда объективная сторона мошенничества очень похожа на совершение гражданско-правовой сделки.

Евгений Сивков, вебинар

Сделка или мошенничество?

Итак, что закон понимает под мошенничеством? Это разновидность хищения, а признаки подобного деяния указаны в примечаниях к ст. 158 УК: противоправность; безвозмездность; прямой умысел; корыстная цель; причинение собственнику либо владельцу имущества ущерба.

Обладая всеми родовыми признаками хищения, мошенничество отличается от смежных составов способом совершения деяния. Это обман и злоупотребление доверием.

Именно путем обмана и (или) злоупотребления доверием мошенник вводит в заблуждение потерпевшего, благодаря чему имеет место дефект воли владельца похищаемого имущества.

Важную роль для квалификации по данному составу играет Постановление ВС РФ от 30.11.2017 № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Мошенничество и злоупотребление правом

Такое преступление, как мошенничество, имеет своеобразного «близнеца» в сфере гражданского права. Это сделка, заключенная под влиянием насилия, угрозы или обмана, которая может быть признана судом недействительной по иску потерпевшей стороны (см. ч. 1 и ч. 2 ст. 179 ГК).

Такие сделки закон относит к числу оспоримых, то есть для ее признания недействительной требуется соответствующее решение суда. Напомню, что другая разновидность недействительных сделок – ничтожная сделка – судебного решения не требует (см. ч. 1 ст. 166 ГК).

Признавая или не признавая оспоримую сделку недействительной, суд должен учитывать степень воздействия обмана и (или) заблуждения на способность потерпевшего разумно и объективно оценивать ситуацию, в которой заключалась сделка, то есть степень дефекта воли стороны.

Следовательно, даже при использовании таких способов, как обман и заблуждение, сделка может быть признана действительной, что, соответственно, порождает вытекающие из нее права и обязанности сторон. Кроме того, гражданский процесс в отличие от уголовного начинается только по воле потерпевшего, подавшего в суд исковое заявление.

Таким образом, в силу совпадения некоторых элементов составов двух видов правонарушения (уголовного – мошенничества, и гражданско-правового – сделка, заключенная под воздействием обмана либо заблуждения), возникает конкуренция норм права.

Возможна ситуация, когда сделка не признается недействительной в силу того, что потерпевший не подал исковое заявления, а уголовное дело о мошенничестве возбуждается. Такую возможность не исключает КС РФ (см. Постановление КС РФ от 11.12.

2014 № 32-П).

Важное отличие

В чем же отличие мошенничества от сделки? Ответ на этот вопрос содержится в п. 26 упомянутого выше Постановления № 48. Это цель. При мошенничестве цель корыстная, а при заключении сделки – получение прибыли.

Корыстная цель предполагает стремление не только к личному обогащению, но и к возможности свободного распоряжения похищенным имуществом путем его отчуждения в пользу третьих лиц под видом собственного имущества мошенника.

А вот получение прибыли является неотъемлемой частью ведения предпринимательской деятельности и законом не запрещается (см. ст. 2 ГК).

Но мошенничество может осуществляться и в рамках действительной сделки. Это возможно в том случае, когда такой признак правонарушения, как противоправность, был как уголовным, так и гражданско-правовым. При этом кроме нарушения свободы воли потерпевшего имеют место и такие обстоятельства, как заключение фиктивной сделки, осуществление контрагентом недобросовестных действий.

Показательный пример

В 2009 году один российский банк заключил 30 форвардных сделок по купле-продаже американских долларов с компанией, которая была зарегистрирована на Кипре.

Следователи посчитали, что курс валюты при заключении сделки был искусственно завышен, что было сделано руководством компании с целью хищения. Способом хищения 240 млн.

рублей у банка, по мнению следствия, стал обман, что позволило квалифицировать деяние как мошенничество по ч. 4 ст. 159 УК. А с гражданско-правовой точки зрения имело место заключение фиктивной сделки.

Но здесь нужно вспомнить о том, что собой представляет форвардная сделка (см. п. 4 Указания Банка России от 16.02.2015 № 3565-У «О видах производных финансовых инструментов»).

При заключении форвардной сделки о передаче в будущем иностранной валюты одной стороной другой, ее участники, используя различные прогностические методики, устанавливают курс валюты на ту или иную дату в будущем, стремясь получить прибыль в виде разницы между курсами валюты на заранее определенные даты. Разумеется, сказать точно, каким будет курс валюты на конкретную дату, стороны не могут. Прибыль получает та сторона сделки, чей прогноз окажется точнее. Другая сторона остается в убытке. И такие сделки считаются законными, если хотя бы одна из ее сторон имеет лицензию на проведение биржевых операций (см. ч. 2 ст. 1062 ГК).

Характерно, что банком добровольно были исполнены 14 сделок по невыгодному для него курсу, по одной сделке банк получил прибыль, четыре выгодные для банка сделки были исполнены в принудительном порядке по решению АС г. Москвы (на сумму порядка 2 млрд. руб.).

А 11 сделок были расторгнуты сторонами еще до момента исполнения. В конечном итоге именно банк получил прибыль примерно в 1,7 млрд. руб. Все сделки были заключены в один день.

Тем не менее, следователи сочли, что в случае заключения контрактов, по которым банк совершил ошибку, имело место мошенничество.

Компания подала встречный иск к банку, настаивая на мнимом характере заключенных сделок. АС г. Москвы в решении от 14.03.2016 было установлено, что все контракты относятся к числу действительных сделок, то есть признак противоправности с точки зрения гражданского права в деле отсутствует. Вышестоящие инстанции с этим согласились.

Из самого существа форвардных сделок следует, что стороны не могут находиться под воздействием обмана, поскольку прекрасно осведомлены об условиях заключения контрактов. Они добровольно соглашаются нести соответствующие риски. Поэтому о цели причинения ущерба другой стороне говорить в данном случае не приходится.

Еще один пример, свидетельствующий о серьезных трудностях разграничения сделки и мошенничества.

Против некого М. было выдвинуто обвинение в совершении мошенничества по ч. 4 ст. 159 УК. Ему инкриминировалось то, что он в 2006 году совместно с другими лицами получал на подконтрольную компанию денежные средства в Сбербанке по кредитным договорам для строительства птицефабрики, закупки оборудования, приобретения комбикорма. По мнению следствия, М.

изначально не собирался возвращать Сбербанку полученные средства. А предоставленные им в банк документы содержали заведомо ложные и недостоверные сведения о финансовом положении как заемщика, так и его поручителя. Компания, подконтрольная М., заключила 23 кредитных договора и частично их исполнила. Следствие посчитало, что это было сделано с целью маскировки истинных целей М.

по присвоению большей части полученных средств. Об этом якобы свидетельствовала и пролонгация ряда кредитных договоров. Компания также получила субсидии в размере около 2 млрд. руб. для того, чтобы возместить часть своих затрат на уплату процентов по кредитам. Следователи посчитали, что это было сделано с целью скрыть от Сбербанка истинный уровень платежеспособности заемщика.

Материальный ущерб, причиненный банку, был оценен следствием в размере 4 млрд. руб.

И тем не менее, говорить о мошенничестве в данном случае неуместно. Все отношения между М. и Сбербанком носили гражданско-правовой характер, за рамки закона не выходили. Кредитные договоры заключались надлежащим образом (см. ст. 819 ГК). Изучая представленные М. документы, сотрудники Сбербанка не обнаружили ничего подозрительного, поэтому говорить о том, что М.

представил заведомо ложные сведения, нельзя. Банк предпринял все необходимые меры по обеспечению взятых на себя М. обязательств (личное поручительство, залог имущества заемщика и т.п.). Несмотря на то, что всего между банком и компанией М.

было заключено 64 кредитных договора (41 выполнен полностью, 23 – частично), Сбербанк ни разу не обращался в суд с иском о признании сделок недействительными ввиду обмана или введения в заблуждение. Стороны неоднократно пролонгировали договоры, заключали допсоглашения, подписывали мировые соглашения.

То есть возврат долга был возможен с использованием чисто гражданско-правовых инструментов. И стороны ни разу не выразили сомнения в реальном, а не мнимом характере заключаемых сделок.

Кредитные мошенничества

Рассмотренная выше ситуация не может считаться уникальной. Что является камнем преткновения при рассмотрении судами дел по кредитным мошенничествам? Это, в первую очередь, необходимость точного определения предмета преступления.

Для кредитного мошенничества в таком качестве может выступать лишь тело кредита. При выявлении намерения обвиняемого в мошенничестве лица не возвращать полученные деньги, предметом хищения будет признаны те средства, которые поступили на счета заемщика.

А вот проценты за использование кредита, штрафы, пени, упущенная выгоды в состав ущерба включены быть не могут. Ведь из примечания 1 к ст. 158 УК следует, что говорить о хищении можно лишь в случае причинения потерпевшей стороне прямого действительного ущерба.

А такой ущерб заключается в уменьшении фондов владельца имущества, сюда не входят средства, которые еще в такие фонды не поступили.

Еще один важный момент. Напомню, что одним из признаков хищения выступает его безвозмездный характер. Из п.

30 Постановления № 48 следует, что замена похищенного имущества менее ценным не исключает квалификации деяния именно как мошенничества.

Поэтому суды при установлении размера ущерба потерпевшей стороне не обязаны учитывать малоценное имущество, которое виновный вернул своей жертве, путем вычитания его стоимости из полной стоимости похищенного имущества.

Вернемся к рассмотренному выше делу. М. было инкриминировано хищение на сумму свыше 4 млрд. руб., именно такая сумма была перечислена Сбербанком по 23 кредитным договорам, на эту сумму уменьшились его фонды. Компания М. погасила задолженность на сумму 412 млн. руб. На эту сумму размер ущерба банка был снижен.

В качестве процентов Сбербанку было перечислено еще свыше 2 млрд. руб. То есть банк получил от должника 2,6 млрд. руб. А после банкротства компании, подконтрольной М., Сбербанк был наделен правами требования на сумму более 3,8 млрд. руб. В конечном итоге в порядке компенсации за кредит в размере 4 млрд. руб.

Сбербанк получил от должника порядка 6,5 млрд. руб.

А теперь вопрос: как обстоит дело с таким обязательным признаком мошенничества, как безвозмездность?

Вы заметили, что мы любим все оптимизировать? Тогда, вот еще один пример: мы идем в ногу со временем и используем чат-боты, которому мы не платим зарплату и не начисляем налоги: У нас есть чат-бот, который отвечает за продажу семинаров, чат-бот, который отвечает за продажу книг и телеграмм-канал «Налоговая балалайка», где мы даем инструкции по выживанию для бизнеса.

Налоговый консультант, к.э.н., Е. Сивков

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b559dd452631e00a94f29d4/5e330304f0472f788c3456c7

Неисполнение обязательств: гражданско-правовое нарушение или мошенничество? — Audit-it.ru

Мошенничество по договору поставки

Журнал “Экономические преступления” № 3/2009

Анатолий Савченко, судья в отставке, доцент кафедры конституционного и административного права

Южно-Уральского государственного университета (г. Челябинск)

Сложно даже представить гражданско-правовой спор, в котором одной из сторон выступает лицо, похитившее имущество, требуя признать хищение сделкой ввиду того, что им приняты меры к полному возмещению вреда.

Между тем обратная ситуация вполне реальна и имеет место на практике.

Как бы парадоксально это ни звучало, неисполнение обязательств по гражданско-правовому договору при наличии определенных обстоятельств может быть квалифицировано судом как экономическое преступление.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации.

Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо1.

В ст. 1 Протокола № 4 от 16.09.63 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. сформулирована норма международного права, в соответствии с которой «никто не может быть лишен свободы лишь на том основании, что он не в состоянии выполнить какое-либо контрактное обязательство».

Насколько обеспечивается действие этой нормы в России и как правильно разграничить неисполнение договорных обязательств и преступление в сфере экономики?

Позиция Верховного Суда РФ

К сожалению, Верховный Суд РФ ни в одном из своих разъяснений, имеющих целью обеспечение правильного и единообразного применения судами норм уголовного права, не дает четких ответов по давно назревшей в правоприменении проблеме, касающейся права субъекта гражданско-правовых отношений не быть лишенным свободы в связи с невыполнением какого-либо обязательства.

Стоит особо подчеркнуть, что речь идет об обязательстве, которое сторона принимает в силу договора.

В договоре прописаны последствия и конкретные санкции за невыполнение взятого обязательства, применяемые в порядке гражданского судопроизводства, в ресурсе которого имеются механизмы восстановления нарушенного права и понуждения недобросовестного участника исполнить обязательства.

Лишь отчасти оценка рассматриваемой проблеме дана в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.07 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Как указано в абз. 2 п.

3 данного постановления, «злоупотребление доверием при мошенничестве также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства)».

Согласно п.

5 постановления, в случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

О наличии умысла, направленного на хищение, по мнению Пленума ВС РФ, могут свидетельствовать следующие обстоятельства: заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

В то же время Пленум ВС РФ указывает, что упомянутые обстоятельства сами по себе не могут предрешать выводы суда о виновности лица в совершении мошенничества. В каждом конкретном случае необходимо с учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства.

Реалии практики

Если проанализировать рекомендации Пленума ВС РФ, получается, что умысел на хищение определяется лишь фактом неисполнения обязательства.

Определение наличия умысла основывается на умозаключении следователя о фиктивности гражданско-правового обязательства. Стало быть, договор ревизируется должностным лицом, практикующим в области уголовного процесса, вне рамок гражданского судопроизводства и без соответствующих полномочий.

Вся процедура гражданского судопроизводства (признания судом конкретной сделки мнимой) заменяется суждением следователя, сформулированным в одном слове «якобы» («якобы для исполнения договора»).

В результате наличие умысла на мошенничество в действиях недобросовестного участника гражданско-правовой сделки является уже «заданным параметром» для судьи, который рассматривает обоснованность предъявленного обвинения в мошенничестве.

При таком подходе к усмотрению умысла на мошенничество перечень обстоятельств, свидетельствующих о преступных
намерениях участника гражданско-правового договора, может расширяться до бесконечности, а вся процедура разбирательства уголовного дела сводится к формальности с предсказуемым результатом — обвинительным приговором.

Так, например, на практике об умысле на мошенничество может свидетельствовать и частичное исполнение обязательств по договору. Это обстоятельство суд расценивает как создание видимости исполнения обязательств, без намерения его исполнить. Кстати, в правоприменительной практике такой подход имеет место.

> Л. была осуждена за мошенничество, т. е. хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере (ч. 4 ст.

159 УК РФ) и приговорена к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3,5 года, а также штрафу в размере 50 тыс. руб.

Обстоятельства совершения ею преступления в приговоре изложены следующим образом.

В феврале – марте 2005 г. Л. узнала, что у ООО «А» имеется транспортное средство, предназначенное для продажи, и у нее возник умысел на хищение данного транспортного средства. Реализуя свой преступный умысел, Л.

заявила представителям ООО «А» о намерении приобрести данное транспортное средство на условиях отсрочки платежа, в то время как фактически не собиралась оплачивать его. Тем самым Л.

вводила в заблуждение представителей ООО «А» относительно добросовестности своих намерений.

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/court/a52/186079.html

Защита Законом