Могут ли меня подставить, если я трогала чехол с ножом и на нем остались мои отпечатки пальцев?

Сканер отпечатка пальца в смартфоне: дополнительная безопасность или наоборот?

Могут ли меня подставить, если я трогала чехол с ножом и на нем остались мои отпечатки пальцев?

Сканеры отпечатков пальцев сейчас можно найти практически во всех топовых смартфонах. Производители утверждают, что биометрические технологии не только удобны, но еще и очень безопасны. Так ли это?

Не совсем так. Для начала: эти датчики несовершенны. Емкостные сканеры старого образца плохо распознают отпечатки мокрых пальцев, да и вообще часто срабатывают не с первого раза.

Если ваши руки потеют летом или во время занятий спортом, телефон может заупрямиться. Шрамы, царапины и прочие дефекты также влияют на качество распознавания.

Кроме того, многие сенсоры не отличают слепок от реального пальца, и это уже угроза безопасности.

Часть проблем, скорее всего, решится, когда Qualcomm выпустит на рынок свою новую разработку — ультразвуковой сканер отпечатков пальцев. Слепком его не проведешь, да и влажные пальцы новому датчику не помеха. Но есть и другие угрозы.

Умная бутылка виски и четыре тренда, которые мы почувствовали на MWC 2015 и которые нас очень обнадеживают: http://t.co/V3G8pTP2lj

— Kaspersky Lab (@Kaspersky_ru) March 10, 2015

Новые технологии уязвимы просто в силу своей новизны — недостаточно просто встроить в телефон нечто инновационное, надо еще сделать это грамотно. Это удается не всем, и точно не сразу. В августе 2015 года был обнаружен способ украсть отпечатки пальцев — удаленно и в промышленных масштабах.

Специалисты выяснили, что смартфоны HTC One Max и Samsung Galaxy S5 хранят изображения с отпечатками пальцев пользователей в общем разделе файловой системы в виде незащищенного файла с расширением bmp, то есть как обычную картинку.

Любое приложение, получившее на телефоне доступ к файлам и Интернету, может эту картинку выкрасть. К тому же во многих смартфонах недостаточно защищен сам датчик — вредоносная программа может считывать изображение непосредственно с него.

При этом iPhone справился с этой задачей гораздо лучше конкурентов: смартфоны Apple шифруют эти файлы, так что, если хакер получит изображение, он не сможет прочитать его без криптографического ключа. Производители выпустили патчи, но нет никаких гарантий, что в следующем флагмане с новой ОС не найдутся новые «дыры».

Кстати, про Google. Отпечатки пальцев на Android-смартфонах HTC, как оказалось, доступны почти всем желающим: https://t.co/0HImw2ozaf

— Kaspersky Lab (@Kaspersky_ru) August 11, 2015

Для защиты данных некоторые вендоры (к примеру, Huawei) используют технологию ARM TrustZone, которая анализирует отсканированные отпечатки пальцев в отдельной операционной системе, запущенной на выделенном виртуальном процессоре, к которому нет доступа у основной системы. В результате сторонние приложения и разработчики не могут добраться до критически важной информации вроде сканов отпечатков пальцев. К сожалению, из-за особенностей реализации эта технология также несовершенна.

Утверждение о том, что отпечаток пальца — не пароль и его нельзя «подглядеть», забыть или случайно передать кому-то другому, на практике не работает.

В этом году исследователи также наглядно показали, что украсть отпечаток можно очень легко, причем не входя в контакт с жертвой, — достаточно сделать качественный снимок ее ладони или даже распечатать подходящую фотографию из журнала. Кстати, этот метод подходит и для подделки радужной оболочки глаза.

Мне нужны твое лицо, отпечаток пальца и радужная оболочка https://t.co/tPJzSrcdZV pic..com/WnlR4GOjhy

— Kaspersky Lab (@Kaspersky_ru) October 28, 2015

Попавший в сеть пароль можно заменить за пару минут, но украденные отпечатки пальцев поменять не получится и за всю жизнь. Поэтому не стоит безоглядно доверять громким рекламным заявлениям производителей. Пока же всем пользователям смартфонов, оборудованных сканерами отпечатков пальцев, мы рекомендуем следующее.

Сканер отпечатка пальца в смартфоне: дополнительная #безопасность или наоборот?

Tweet

  1. Несмотря на рекомендации производителей, не стоит пользоваться биометрическим сканером для авторизации в платежных сервисах и банковских приложениях. Это может оказаться небезопасно. Сейчас телефон у вас — завтра он может оказаться у вора. Ему несложно будет скопировать ваши отпечатки пальцев прямо с телефона и приобрести себе что-нибудь дорогое за ваши деньги. Раздобыть пароли, если, конечно, вы умеете ими правильно пользоваться, значительно сложнее.

Мы, оказывается, очень предсказуемы, когда создаем графические #ключи для #Android: https://t.co/txDCi3JLkF pic..com/B8zG4QLO6i

— Kaspersky Lab (@Kaspersky_ru) August 21, 2015

  1. Чаще всего для авторизации выбирают указательный и большой палец. Это удобно, но неправильно, так как в работе со смартфоном мы в первую очередь пользуемся именно ими. Получив «залапанный» смартфон, преступник сможет изготовить фальшивый отпечаток за пару часов — благо инструкций в Сети предостаточно. А отпечатки большого и указательного пальца на корпусе устройства наверняка найдутся, причем в приличном состоянии. Поэтому стоит остановиться на мизинце и безымянном пальце левой руки для правшей и правой руки — для левшей.
  2. Для защиты личных данных в телефоне сканера отпечатка пальцев недостаточно. Если вас беспокоит конфиденциальность, подумайте об использовании специального программного обеспечения. К примеру, в Kaspersky Internet Security для Android встроены функции «Анти-Вор» и «Личные Контакты» — с их помощью можно отследить украденный телефон, удаленно стереть с него все данные, а также скрыть от посторонних глаз избранные контакты, истории вызовов и сообщений.

Как скрыть личные данные и список контактов в телефоне от любопытных глаз и мошенников: https://t.co/yvseX1MuIy pic..com/TX2NGJGfq5

— Kaspersky Lab (@Kaspersky_ru) December 4, 2015

В целом сканер отпечатков пальцев — изобретение неплохое, и в смартфонах от него больше пользы, чем вреда. Но не надо считать его решением всех проблем — пользуйтесь этой технологией с умом и не пренебрегайте другими мерами безопасности.

“Лаборатория Касперского” обнаружила банковский троянец Asacub, эволюционировавший от фишинговой программы до едва ли не ультимативной угрозы

На Avito и других барахолках орудуют мошенники. Рассказываем, что нужно знать, чтобы не попасться.

Хакеры украли логины и пароли от 68 миллионов учетных записей Dropbox в 2012 году. Вот что об этом нужно знать.

У вас есть iPhone, iPad или iPod? Потратьте несколько минут на настройку служб геолокации, чтобы сэкономить заряд батареи и сохранить конфиденциальность перемещений.

Объясняем, почему иногда лучше раскошелиться на собственный Wi-Fi, чем без ведом подключаться к соседскому.

Источник: https://www.kaspersky.ru/blog/fingerprints-sensors-security/10309/

Как ищут отпечатки пальцев преступников? Отрывок из книги израильского криминалиста

Могут ли меня подставить, если я трогала чехол с ножом и на нем остались мои отпечатки пальцев?

В издательстве “Альпина Паблишер” выходит книга Бориса Геллера про кухню криминалистов. ТАСС публикует отрывок о дактилоскопической экспертизе

Из-за кино и сериалов кажется, что поиск и сравнение отпечатков пальцев — это чуть ли не основной способ раскрыть преступление. Примерно так дело и обстоит, пишет Борис Геллер в книге «Наука раскрытия преступлений: Опыт израильского криминалиста».

Только на экране не показывают все тонкости работы в лаборатории, а где-то и вовсе привирают. К примеру, оказывается, на окурках хорошие отпечатки пальцев попадаются чрезвычайно редко — проверять их перестали (зато на фильтре можно обнаружить ДНК человека).

Об этой и других тонкостях читайте в приведенном отрывке.

Обложка книги “Наука раскрытия преступлений: Опыт израильского криминалиста”

© Издательство “Альпина Паблишер”

Как вы думаете, какие предметы чаще всего попадают на стол криминалиста для дактилоскопической экспертизы? Однозначного ответа на данный вопрос нет. Все зависит от географии и профиля подразделения.

Так, эксперты, занимающиеся в южном регионе Израиля делами относительно «низкого профиля» — кражами, взломами, угонами автомобилей (по-английски это называется volume crime), — чаще всего приносят с мест преступления куски защищающих от солнца пластиковых ставней, которые преступники приподнимают, пытаясь проникнуть в квартиры через окно. В холодных странах таких ставней нет.

При ограблениях квартир воры ищут деньги и драгоценности в конвертах, обувных коробках, холодильниках, ящиках столов и комодов. Следовательно, и вещественные доказательства будут соответствующие.

Криминалисты, помогающие следователям в раскрытии убийств, вооруженных ограблений, изнасилований, часто сталкиваются в своей практике с пистолетами, ножами, бутылками спиртного, банками из-под пива, бейсбольными битами и сигаретными пачками.

Рассмотрим с вами вместе, сколько времени требуется на проверку пачки сигарет на следы рук.

Представьте себе стандартную красно-белую пачку Marlboro Red. Наверное, это один из самых известных брендов. Давайте посчитаем, сколько видов поверхностей сочетает в себе пачка:

1. Корпус сделан из гладкого ламинированного картона, плохо впитывающего влагу.

2. На две трети он покрыт прозрачным целлофаном.

3. Под знаменитой откидной крышечкой (существует с 1955 г.) — вставочка из белого картона, прекрасно впитывающего влагу.

4. Внутри пачки — обертка с алюминиевым покрытием.

Итак, четыре разные поверхности, каждая из которых требует своего подхода. Прежде всего, вынимаем из пачки все сигареты и разбираем ее на составляющие.

Ламинированный картон по сути своей — пластик, следовательно, и исследоваться он будет как пластик: оптические методы, суперклей, порошок-краситель или вакуумное напыление металлов.

Целлофан — тоже пластик, но иного рода, другой консистенции. Помещать его в шкаф с суперклеем вместе с картоном нельзя ни в коем случае. Да и краситель после суперклея ему нужен другой.

Белая картонная вставочка пройдет через всю серию анализов, которым подвергаются бумаги. А внутренняя алюминиевая обертка не исследуется вовсе. На ней никогда не остаются отпечатки пальцев.

Мне приходилось видеть лаборатории, в которых сотрудники пренебрегали оптическими методами проверки как примитивными и ненужными, а сразу начинали с “тяжелой артиллерии” (суперклей, вакуумное напыление) и в результате, вполне вероятно, пропускали отпечатки.

В этой связи вспоминаю один случай. В провинциальном городке летним знойным днем преступник влез в низкое окно первого этажа и изнасиловал девушку, вышедшую из душа.

Отбросив использованный презерватив, он закурил, вежливо попрощался с жертвой и исчез тем же путем, каким попал в квартиру. К счастью, сигарета оказалась последней в пачке, которую мужчина и бросил на пол.

При первом же осмотре пачки в зеленом свете с оранжевыми очками-фильтрами ярко высветился флуоресцирующий отпечаток пальца. Оказалось, что в смазке презерватива содержался флуоресцирующий компонент.

Отпечаток был немедленно сфотографирован в тех же условиях, при каких проявился, и передан в базу данных. Как можно было предположить, вежливый незнакомец уже был известен системе; на его поиски и арест понадобился ровно один день.

По времени экспертиза пачки сигарет в хорошей лаборатории займет пару дней при условии, что результат будет отрицательный, то есть отпечатки ни на каком этапе проверки не обнаружатся. А если нам повезло и какие-то приемлемые следы рук налицо, их надо фотографировать, а это совсем другой процесс, продолжительность которого не всегда можно определить заранее.

Сами сигареты проверять смысла нет; даже если курильщик и касался их, то отпечатков он явно не оставил. Несколько сложнее обстоит дело с окурками — весьма часто встречающимся вещественным доказательством. Лет 20 назад мы еще исследовали их и на отпечатки пальцев, и на ДНК.

За всю практику я помню лишь один случай, когда на окурке удалось выявить частичный отпечаток. Сегодня окурки прямиком попадают в биологическую лабораторию, где профиль курившего легко устанавливается.

Окурки сигарет, извлеченные из машины, иногда могут рассказать экспертам и следователям больше, чем кажется на первый взгляд.

В некоторых моделях автомобилей есть две пепельницы: передняя (в нижней части передней панели) и задняя (между передними креслами, но сдвинутая в сторону заднего сиденья). Окурки из обеих пепельниц ни в коем случае не смешиваются, а раскладываются по разным конвертам.

Теперь представьте себе, что у вас трое подозреваемых из машины, увозившей грабителей от ювелирного магазина. ДНК-профили всех троих известны и сравнены с профилями, полученными из окурков. Результат сравнения может показать, кто сидел сзади, а кто спереди.

Чем такая информация способна помочь в восстановлении сценария ограбления? Попробуйте догадаться сами.

Ножи в экспертной практике встречаются, пожалуй, с той же частотой, что и пачки сигарет. Большинство убийств в любой стране совершается режущими предметами, причем не морскими кортиками, не штыками и не ножами коммандос, а самыми обыкновенными — кухонными. Причин тому две: легкодоступность кухонного ножа и сложность защиты от него.

Нож в руке нападающего почти всегда парализует жертву. Я часто вижу этот эффект на тренировках курсантов разных оборонных ведомств. Пока работа в парах идет с резиновыми ножами, все действия выполняются более или менее четко. Но стоит инструктору взять в руки настоящий кухонный нож, как начинается дрожь в коленях.

Возможно, есть какой-то атавистический страх перед острым лезвием, перед неизбежностью кровопролития. Мало кому из тех, на кого напали с ножом, удается избежать существенных порезов, даже если атаковал ребенок.

Интересно, что при виде нападающего с палкой такого шока не возникает, хотя палка в умелых руках — оружие страшное.

У кухонных ножей есть одна особенность, важная для проведения экспертизы: как правило, у них относительно гладкие ручки и отсутствует (или почти незаметен) стопор между рукояткой и лезвием, а следовательно, велика вероятность пореза самого нападающего, особенно при нанесении нескольких колющих ударов. Кровь облегчает скольжение руки в направлении лезвия. Чтобы найти на ручке ножа следы рук преступника, нужно везение; рука сжимает нож очень сильно, оставляя след контакта, но не отпечаток.

Источник: https://tass.ru/obschestvo/6762462

Как уберечься от

Могут ли меня подставить, если я трогала чехол с ножом и на нем остались мои отпечатки пальцев?

Советы тем, кто может оказаться в роли героя фильма “Место встречи изменить нельзя”.РЕЧЬ идет о Кирпиче, том самом, которому Глеб Жеглов положил в карман кошелек. Помните? Тогда после задержания в транспорте “щипача” Кирпича капитан Жеглов перед входом в отдел милиции засунул ему в карман чужой кошелек.

Потом этот же кошелек в присутствии понятых из кармана обескураженного Кирпича был изъят, а радостный Жеглов сообщил, сколько лет за это получит Кирпич на “южном берегу Северного Ледовитого океана”.

О судьбе Кирпича в нашей стране написал в редакцию Махач Магомедов, кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Института проблем геотермии Дагестанского научного центра РАН из Махачкалы.

Он совершенно справедливо отметил, что в нормальной стране к концу фильма народный любимец Глеб Жеглов должен был бы покинуть работу в милиции. Но такого не произошло. Мы согласны с Магомедовым – методы Жеглова живы и поныне. Более того, они активно используются отдельными сотрудниками в погонах.

Советы Махача Магомедова обычным гражданам, которые могут стать жертвой “милицейской подставы”, в редакции сочли вполне уместными, потому как, если верить читательской почте, пострадавших от подкинутых милицией “вещественных доказательств” не так-то уж и мало.

Итак, первое – подброшенные в карман наркотики.

Для некоторых оперов это основной метод борьбы с наркоманами. Как надо себя вести? Ни в коем случае не возмущайтесь, а главное, не суйте руку в карман и не пытайтесь выбросить пакетик. Дайте милиции сделать свое дело, а затем потребуйте присутствия понятых. И уже в их присутствии потребуйте:

а) чтобы вам состригли ногти; б) взяли мазок с ладоней; в) взяли мазок изо рта. Все взятое должны в вашем присутствии опечатать и отправить на экспертизу.

Помните – милиции будет очень трудно объяснить наличие той же марихуаны (она же анаша) в вашем кармане без подтверждения содержания наркотика под ногтями, частичек наркотика на ладонях и во рту.

Если подсовывают не пакетик, а шприц с бурой или прозрачной жидкостью или что-то завернутое в полиэтилен, не трогайте это руками! При понятых говорите, что это провокация и требуйте:а) снятия отпечатков пальцев со шприца или полиэтиленового пакета; б) укажите, что перчаток в этот момент на вас нет, и покажите руки, что на них нет следов уколов; в) требуйте анализа вашей мочи на амиконовую кислоту; г) если в шприце бурая жидкость, обязательно требуйте анализа группы крови у вас и в шприце. Бывает, что вам на шею вешают амулет, из которого позже при понятых извлекут героин. Действия – те же. Не трогайте его руками. Требуйте при понятых анализа вашего пота и пота на амулете. Человеку, действительно пользующемуся наркотиками регулярно, очень трудно будет уйти от такой “подставы”, потому как в этом случае следы наркотиков у него будут наверняка. Но если вы уже “завязали”, то это совсем другое дело.

Теперь о подброшенном оружии и боеприпасах. Когда вам в квартиру, офис или машину подбрасывают горсть патронов или гранату (чаще всего с гладкой поверхностью), первый совет тот же – не трогайте вещи руками, даже если вас попросят собрать патроны, чтобы вернуть их милиционерам. Опять требуйте присутствия понятых. Уже при них надо требовать:

а) снятия отпечатков пальцев с этих предметов; б) внести в протокол, что у вас на руках и одежде нет следов машинного масла; в) обязательно требуйте снятия мазков с ладоней и одежды на анализ содержания на них частиц металла или оружейного масла.

Если вам подбросили огнестрельное оружие, требуйте экспертизы на наличие ваших отпечатков пальцев на обойме, патронах или других внутренних частях оружия. Запомните: только ваши отпечатки пальцев являются для суда основным доказательством вашей вины. И, наконец, о холодном оружии. Закон делит его на две части. Просто холодное оружие и холодное метательное оружие.

Первая группа – это меч, сабля, палаш (колюще-рубящее), ножи, кинжалы, штыки (колюще-режущие), шпаги, стилеты (колющее), кистени, булавы, кастеты (ударно-раздробляющие). Вторая группа – это люку, арбалеты и прочая экзотика, ножи с выстреливающим лезвием. Криминалисты определяют холодное оружие по целому ряду признаков.

Если какого-то признака не хватает, то предмет холодным оружием не признается.

Запомните!Хранить дома, в гараже, на даче можно любое холодное оружие. Преступление, если вы носите его с собой или возите в машине. Знайте, складной нож будет признан холодным оружием, только если после открывания лезвие встанет на фиксатор.

Нож не будет считаться холодным оружием, если длина клинка меньше 90 мм, а толщина верхней части лезвия меньше 2,6 мм. Твердость стали клинка тоже имеет для вас значение, потому как входит в “совокупность криминалистических свойств объекта”. В холодном оружии твердость должна быть выше 42 единиц по Роквеллу.

Единицы твердости обозначаются латинскими буквами HRC и пишутся в любом паспорте приличного ножа. Но бывает и так, что в паспортах ножей, особенно китайских, твердость стали сильно завышается. К примеру, пишется “56 HRC”, а на самом деле там лишь 40. Сегодня в продаже есть нож-балисонг (его еще называют “бабочкой”).

Его лезвие убирается в подвижную рукоятку из двух половинок, шарнирно прикрепленных к лезвию. Знайте, что балисонги из Кореи холодным оружием являются, а вот из Китая – нет. Причина – разница в качестве металла. Так что при нахождении у вас ножа, не торопитесь платить или соглашаться на все условия, а посмотрите, у вас действительно холодное оружие или нет.

Теперь о фальшивых деньгах. Этот метод часто используют борцы с экономической преступностью. Предположим, что вас попросили выложить на стол содержимое карманов. Особо следите за осмотром ваших денежных купюр. И рублей, и долларов. Вас преднамеренно отвлекут и незаметно подложат фальшивую купюру.

Если ваши деньги изымают (на экспертизу или при задержании), то потребуйте переписи номеров в протокол и занесения в опись слов, что ваши купюры имели водяной знак. Для чего это нужно? Через некоторое время вам могут предъявить ксерокопию вашей купюры и обвинить в изготовлении и распространении фальшивых денег. Статья уголовная и тяжелая, с приличными сроками.

Иногда практикуется и такой вариант. У входа в обменный пункт борцы с экономической преступностью бросают на пол фальшивую купюру (чаще всего 100 долларов). Расчет на то, что бедные в это заведение ходят нечасто. Вы поднимаете бумажку и несете в обменник для проверки подлинности.

Затем милиция обменный пункт блокирует, при понятых деньги у вас изымают, да и с вашими отпечатками пальцев все нормально.

Под конец самое пикантное – “ловля на живца”. Речь о проститутках. Здесь правило одно и железное – пользуйтесь презервативами. Не только для сохранения здоровья.

После общения с “подставленной” жрицей любви сотрудники милиции демонстрируют вам “заявление изнасилованной жертвы” и акт судебно-медицинской экспертизы. Чаще всего бланк экспертизы и печать на нем – подделка. Но бывает и настоящий.

“Ловят на живца”, как правило, водителей роскошных иномарок и работающих по ночам хозяев заправок, магазинов, обменных пунктов. Посадить в этом случае вас вряд ли посадят, но раскошелиться за удовольствие придется.

Или согласиться на “сотрудничество”, потому как вам могут показать еще и акт “о наличии у потерпевшей телесных повреждений средней тяжести”. Женщины легкого поведения никогда не были дешевым удовольствием, даже если формально они стоят недорого.

Из всего сказанного можно сделать один вывод: если бы юридически безграмотный “щипач” Кирпич не запаниковал, а спокойно потребовал снятия отпечатков пальцев с кошелька, то капитан Жеглов вряд ли доработал бы в МУРе до конца фильма.http://www.oxpaha.ru

Источник: https://maxpark.com/user/43362815/content/571507

Невидимый помощник: как криминалисты работают с отпечатками пальцев

Могут ли меня подставить, если я трогала чехол с ножом и на нем остались мои отпечатки пальцев?

m24.ru/Александр Авилов

Отпечаток пальца на месте преступления – одно из важнейших доказательств в следствии. Его очень легко оставить, просто обнаружить и сложно стереть.

Как работают с почти невидимыми помощниками криминалисты, m24.ru рассказал замначальника ЭКЦ УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве, майор полиции Роман Песчанов.

Сбором отпечатков занимаются сотрудники экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ). Все необходимое для обнаружения следов хранится в дактилоскопических наборах, которые полиция возит с собой в передвижной лаборатории.

Орудия эксперта – кисточка и баночка с порошком. Необходимо кропотливо водить инструментом по всем поверхностям, и тогда отпечатки окрасятся и станут заметнее.

m24.ru/Александр Авилов

Чтобы подготовить экспертов к работе “на земле” и протестировать их навыки, сотрудники ЭКЦ практикуются в комнатах, где смоделированы типичные московские интерьеры и расставлены манекены. За их работой наблюдают старшие товарищи и руководство – по всем комнатам развешены камеры, а в специальном помещении установлены мониторы.

В деле криминалиста используется широкий ассортимент порошков, все они – отечественного производства. Есть два вида: магнитные и немагнитные. Железо нельзя обрабатывать магнитным порошком, так как кисточка просто прилипнет к объекту и ничего не получится.

С другими поверхностями – пачками сигарет, зеркалами, посудой, – удобнее работать именно магнитным порошком. Сначала объект обрабатывают одной кисточкой, чтобы окрасить следы, а затем – другой, чтобы их почистить.

Теперь отпечаток можно снять с помощью дактилоскопического скотча и взять в работу.

m24.ru/Александр Авилов

Преступник не всегда оставляет четкий отпечаток, но следы сохраняются на любых поверхностях: стекле, бумаге, металле. Даже если вы, пожевав жвачку, скомкаете и выбросите ее, она станет объектом дактилоскопической экспертизы. Такие предметы собирают и тоже привозят в ЭКЦ.

В лаборатории центра установлена камера, призванная выявлять эти следы. Это печь, похожая на обычную духовку. Предмет обрабатывают спреем, сушат в вытяжном шкафу и помещают в камеру, нагретую до 100–120 градусов. Тут начинает действовать химический реагент – он вступает в контакт с потожировым веществом (следом пальца руки или ладони), и узор окрашивается в розовый цвет.

m24.ru/Александр Авилов

Если рисунок не выявить даже таким методом, то в процесс включаются эксперты биологической лаборатории, которые с помощью реагентов выделяют из потожирового вещества ДНК. Не бывает такого, чтобы совсем не осталось никаких следов.

В целом отпечатки хранятся долго, но все зависит от обстановки: если след в закрытом помещении, он может быть обнаружен и через пять лет, особенно если пространство никак не используется. Тут важны условия хранения.

Например, след на пластиковой бутылке, найденной в сугробе, можно легко испортить: если не просушить тару перед исследованием, дактилоскопический порошок при контакте с влагой превратится в пятно, с которым уже не получится работать.

m24.ru/Александр Авилов

Вернемся к отпечаткам. Обнаруженные следы изымают с места происшествия с помощью специальной пленки – дактилоскопического скотча. В таком виде их транспортируют в ЭКЦ, где отпечатки фотографируют и описывают.

Изображение переносится с пленки на фотобумагу, которая крепится к описи. В итоге получается карточка, которая хранится в течение установленного времени. Там указаны обстоятельства дела, его порядковый номер и другие данные.

Составление этого бумажного комплекта – обязательное условие работы криминалистов.

После всех указанных процедур карту сканируют и начинается собственно исследование следа на компьютере. Загрузив отпечаток, специалист с помощью программы расставляет на нем от 10 до 30 точек. Ориентируясь на них, система “Папилон” ищет похожие образцы по всероссийской дактилоскопической базе.

m24.ru/Александр Авилов

В результате формируется рекомендательный список отпечатков, совпавших с исходным узором по максимальному числу признаков. Их сравнением и установкой личности занимается уже не машина, а человек. Таким образом, аппарат оказывает экспертам помощь в поисках, но не дает однозначного ответа.

Даже если личность лица, оставившего отпечатки, установлена, это вовсе не значит, что виновник найден. Человек может быть как преступником, так и уборщицей или, скажем, хозяином квартиры, где все произошло. Установить истину – задача следствия. Эксперты–криминалисты не раскрывают преступления, их задача – добыть информацию для органов дознания, следствия или уголовного розыска.

Сергей Блохин и Софья Бассэль

Источник: https://www.m24.ru/articles/otpechatki-palcev/29102015/82913

Защита Законом